26 мая 2020 23:47

26 мая 2020 23:47

Мы были солдатами

Молодой ли лейтенант, только что получивший свои звёздочки и отправляющийся по распределению, или совсем зелёный призывник, который едет к месту прохождения срочной воинской службы, или полковник, отправившийся с отчётом в штаб округа... Не бывает поездки и поезда без человека в погонах, защитника Отечества.
Второе стратегическое значение железной дороги - военное - кажется первым, когда сам носишь погоны. Тебе думается, что стальной путь создан военными и для военных.

Военный - частый "персонаж" пассажирского вагона.

 

Молодой ли лейтенант, только что получивший свои звёздочки и отправляющийся по распределению, или совсем зелёный призывник, который едет к месту прохождения срочной воинской службы, или полковник, отправившийся с отчётом в штаб округа... Не бывает поездки и поезда без человека в погонах, защитника Отечества.

 

Второе стратегическое значение железной дороги - военное - кажется первым, когда сам носишь погоны. Тебе думается, что стальной путь создан военными и для военных.

Дорога похожа на солдатский ремень, опоясывающий бескрайние территории России. И на него навешивается всё то, что должно пригодиться солдату в походе: оружие, котелок, подсумок с припасами. Если представить, что дороги вдруг, по какой-то невероятной фантастической причине, не будет, то страна начнёт рваться по швам. И в своём открытии я, слава богу, не оригинален - это знают и понимают все думающие люди. И с этой мыслью идёт утром на работу каждый железнодорожник. И каждый военный, спешащий поездом к месту назначения, тоже знает об этом.

   

 

Призыв

 

Я вспоминаю 1991 год. Первые числа июня. Целый вагон одетых в разноцветное тряпьё 18-летних озорных, бесшабашных пацанов из Красноярска едет в Москву. Мы направлялись в учебку, чтобы получить техническую воинскую специальность, перед тем как попасть в строевые войска. Я тогда, наверное, первый раз проехал в поезде половину страны. И увидел со своей второй полки с открытым по случаю жары окном, какая она большая и многообразная.

В стране тогда был тотальный продовольственный дефицит. А у нас, призывников, были с собой натовские военные пайки. Не галеты и не банки с русскими кашами - сложные готовые блюда, законсервированные в аккуратных контейнерах, а ещё какие-то десерты, джемы и таблетки для обеззараживания воды. Всё списано со складов стран НАТО по срокам стратегического хранения, но ещё годится к "тактическому" употреблению. Страна тогда едва могла прокормить свою армию и вот - кормила её чужой едой, чтоб не кормить своей чужую. Надо сказать, еда эта оказалась невкусной, быстро приелась, и мы с радостью меняли её на станциях и полустаночках где-то в средней полосе на картошку и сало. Мы ехали служить и были счастливы тем, что афганская кампания СССР закончилась, а о том, что у нас могут быть ещё войны, мы и не думали.

 

   

Передислокация

 

Через несколько месяцев мы опять целым вагоном ехали через добрую половину страны - в Иркутск, к новому месту службы.

И были уже немного другими людьми, поджарым и дисциплинированным молодым пополнением, знающим основы службы и имеющим воинскую специальность. В нашем поезде путешествовали на Байкал и граждане из европейских стран. И мы демонстрировали им новоприобретённую военную выправку, парадную форму с голубыми погонами ВВС ("Дас ист зюмболь дер руссише Люфтваффен"), свои неуклюжие школьные знания иностранных языков и втихаря - ферботен! - меняли запасные комплекты шевронов и эмблем на импортные сигареты. Потому что в стране тогда и отечественных-то сигарет почти ни у кого не было, а для расчётливых иностранцев такой гешефт был крайне выгодным - на Арбате за советскую военную символику они платили валютой. Нет, мы не торговали страной - оптом и в розницу её через пару лет будут продавать совсем другие дяди...

   

 

Отпуска

 

Никогда не забуду свои отпуска (мне повезло, я два раза ездил отдыхать на родину!) и дорогу домой и обратно. Ехать домой всегда радостно, а возвращаться на службу, если честно, после тёплых встреч с роднёй, друзьями и девушками не очень хочется. Но твою грусть всегда разделят добрые попутчики.

Солдату в поезде - уважение и респект. Потому что профессия у него тяжёлая и почётная - свою землю защищать. 

Солдатик всегда немного голоден. И жалостливые бабули, и матери семейств рады угостить его чем-то со своего стола. Потому что у них тоже были, есть и будут сыновья, внуки, племянники, которые исполняли и будут исполнять свой суровый мужской долг перед самой строгой матерью - Родиной. Покормившая тебя немолодая женщина обязательно спросит, как тебе служится, с кем тебе дружится, кто тебе пишет, солдат. Такой тёте никогда не соврёшь - скажешь, что да, нелегко, по-всякому бывает, есть хорошие товарищи, но и подонки среди сослуживцев встречаются, а мама у меня очень на вас похожа...

 

 

ДМБ

 

И ни с чем не сравнимо ощущение свободы, которое ты чувствуешь при увольнении из вооружённых сил. Демобилизация!

Мир, как известно, создан для военнослужащих срочной службы, уволенных в запас. Кажется, ты можешь управлять всеми силами природы, и все двери радушно открыты перед тобой. И всё потому, что ты - дембель!

И поезд, который везёт тебя домой, мнится тебе самым главным и лучшим поездом на свете. Дорогу в нём ты отмечаешь каждой станцией, приближающей тебя к дому. Ты знаешь, что после Тайшета начинается Красноярская железная дорога. И каждый столб, и каждая ёлка за окном становятся родными и близкими. Ещё ты знаешь, что, когда утром отворится дверь вагона, ты выйдешь на перрон стопроцентно гражданским человеком.

   

 

Командировки

 

Позднее, по редакционным заданиям, я ездил с военными миссиями в других поездах. Они шли в сторону Северного Кавказа. Люди в них были серьёзны, невеселы. Они ехали на войну. И туда же шли платформы с боевой техникой, пушками.

Гудермесская ветка была во время второй чеченской кампании единственным сухопутным путём в мятежную республику. Поезд, именуемый местными "Подкидыш", проезжал через сонный, с маслянистыми пятнами Терек, а потом долго ехал через вспаханные танками и снарядами поля, блокпосты. Поезд шёл очень медленно, словно боясь наступить на мину. И было хорошо слышно, как солдатики, грязные, небритые, но всегда готовые к бою, просили воды. Я упаковками выбрасывал из вагона минералку и газировку. "Спасибо, браток!" - слышалось вслед.

С войны поезда везли солдат-отпускников, дембелей, а ещё печальный "груз-200" - цинковые ящики с гробами...

Роман Кайгородов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31