10 декабря 2019 01:00

10 декабря 2019 01:00

фото: архив семьи Колмыковых

Мы были тогда так молоды

Станция Северобайкальск на БАМе стала стартом трудовой биографии ветеранов-железнодорожников Виктора и Валентины Колмыковых. Там они утверждались в профессии, там росли их сыновья.
Работать на ударной комсомольской стройке доверяли только лучшим, попасть туда было непросто.

В январе 1981 года Валентина и Виктор Колмыковы с десятимесячным сыном Денисом на руках прилетели из Улан-Удэ в гости к родственникам. В маленьком деревянном аэропорту в Нижнеангар­ске, где приземлился АН-24, их встретила вахтовая машина. Она шла в Северобайкальск. Тогда он состоял по большей части из балков (это небольшие домики на колёсах или санях для временного проживания рабочих-вахтовиков) и нескольких сборно-щитовых зданий.

Молодая семья оказалась в царстве нетронутой природы: ослепительной белизны снег, кристально чистый Байкал, кедры, усыпанные шишками, вкусная рыба.

Уехать оттуда наши герои уже не смогли. Виктор получил в отделе кадров «Бамтоннельстроя» согласие на приём водителем, после чего уехал, уволился с прежней работы и вернулся к семье в Северобайкальск. Так случайная поездка затянулась у супругов на 26 лет и поделила всю жизнь на до и после БАМа.

Виктор Колмыков к тому времени год отработал водителем в ПМС-56 Улан-Удэн­ского отделения Восточно-Сибирской железной дороги.

– Увольнялся без сожаления, так как на БАМ ехала молодёжь со всех уголков СССР. Местных не брали, – вспоминает Виктор. – Мы с супругой были счастливы участвовать в этой великой стройке.

Байкало-Амурскую магистраль строили весело, ударными темпами, и оплачивался этот тяжёлый труд достойно: заработок выплачивался с учётом повышающего коэффициента, а каждый год в трудовой книжке шёл за полтора.

Романтика здесь была суровой. Вода привозная, в бочке замерзала: нужно сначала долбить, потом растапливать лёд. Холода зимой стояли такие, что градусники не выдерживали. А люди работали безотказно.

– Мы тогда были молоды, нам всё было нипочём, – говорит Виктор Васильевич. – Как-то мороз был ниже 50 градусов. В принципе, такие дни считались актированными, на работу можно было не ходить. Но все шли, как обычно, «актировок» никто не соблюдал. Это даже не обсуждалось. Возили лес для строитель­ства Северомуйского тоннеля из Таксимо через перевал.

Начав трудовую деятельность водителем автобазы, он позже работал в группе заказчика, доставлял необходимое оборудование и материалы для строитель­ства тоннелей: Байкальского (Дабанского), Северомуйского и других.

Валентина Колмыкова по образованию – банковский работник. На БАМе трудилась пробоотборщиком на нефтебазе. Специальность освоила быстро.

– Сначала танкер по Байкалу привозил бензин, пробы которого я и сертифицировала на качество и устойчивость к крепким морозам, – рассказывает она. – А в 1986-м перешла работать по специальности в отдел Стройбанка, который занимался финансированием всей стройки.

В 1988 году устроилась на железную дорогу, в ДОП. В состав дирекции входили вокзалы, багажные отделения, резерв проводников, ремонтная база вагонов. Вели строительство очистных сооружений. Всё приходилось начинать с нуля. Валентина Ивановна прошла путь от ведущего экономиста до заместителя начальника дирекции по экономическим вопросам.

За это время в семье родился второй сын, Алексей, коренной бамовец. Старший, по примеру родителей, выбрал железную дорогу. Сейчас Денис Колмыков работает в должности заместителя начальника Енисейского филиала АО ФПК.

– Всё моё детство и юность прошли на БАМе, – вспоминает он. – Учась в школе, я уже знал, что пойду работать на магистраль. В роду нашем, начиная с дедов, ещё в царской России, все были железнодорожниками: путейцами, водителями, мотористами. Бабушка работала на базе запаса военной железнодорожной техники на Восточно-Сибирской магистрали. Я после школы окончил ИрГУПС, вернулся на БАМ и работал там. Начинал проводником в стройотряде, затем устроился слесарем, позже был назначен начальником резерва проводников. Потом приехал в Красноярск. Мне нравилось жить на БАМе. Много чего осталось в памяти. Маленький посёлок с деревянными домами, который постоянно разрастался. После школы ходили на озеро рыбачить. Зимняя рыбалка на Байкале особенная: на льду ставили будки, в них печки. Бурили лунки. На удочку там ловилось столько, что хватало семью прокормить.

В семейной памяти сохранились праздничные демонстрации на 1 Мая и 7 Ноября, с гармошками и аккордеонами, песнями на улице. Знаменитые артисты, приезжавшие на стройку со своими концертами. И конечно, в этом ряду особое событие – укладка «золотого» звена. В стыковку железной дороги часть труда вложил каждый бамовец.

Гудело время, как пелось в известной песне, гудела байкальская земля. Северобайкальск построен в сейсмоопасной зоне на разломе земной коры под озером Байкал.

– Квартира у нас была на пятом этаже, и трясло нас с незавидным постоянством. Однажды всё зашаталось так, что с пятого этажа сбежали за секунды. От земли шёл страшный гул. Но все дома уцелели, ведь построены они были по специальному ленинградскому проекту для сейсмоопасных зон, – объясняет Валентина Ивановна.

На заслуженный отдых оба уходили с Красноярской магистрали. Виктор – в 2014 году с должности начальника ПТО Енисейского филиала АО «ФПК», Валентина – в 2018-м с поста ведущего инженера отдела инвестиций Красноярской дирекции инфраструктуры. У каждого из них в трудовой книжке более 30 лет железнодорожного стажа.
Татьяна Касьянова

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1 2 3 4 5 6 7
8 9 10 11 12 13 14
15 16 17 18 19 20 21
22 23 24 25 26 27 28
29 30 31