22 февраля 2019 21:28
фото: Надежда Морозова

Сибирь стала второй родиной

Валерий Афанасьев родился в городе на Неве в 1935 году. Вместе с мамой он пережил блокаду Ленинграда.
Накануне 75-летия полного освобождения Ленинграда от фашистской блокады, которое будет отмечаться 27 января, Валерий Афанасьев рассказал корреспонденту «КЖ», как это было.

Летом 1941-го мальчишка отдыхал в деревне у бабушки. Началась война. Их деревня попала под мощные обстрелы. Но детей всё-таки удалось эвакуировать последним пароходом по Неве за линию обороны, к матери в Ленинград.

Ему было шесть, когда пришлось пережить совсем не детские испытания.

– 28 сентября 1941 года не забуду до конца дней: рядом с домом упала 300-килограммовая бомба. К счастью, не взорвалась. Но было очень страшно, – вспоминает ветеран.

Бомбили Ленинград нещадно, пострадали и Бадаевские продовольственные склады, после чего город остался без продуктов. Стояли морозы до минус 40 градусов, и есть было совсем нечего. Жили в деревянном доме, надо было топить печи, а где взять дрова? Жгли всё, что только можно было. Для приготовления еды растапливали снег.

Зиму Валерий и его маленькая сестра пережили благодаря тому, что мать работала продавцом и приносила положенный паёк – 125 граммов на человека. А ещё, при нарезке буханок оставались крошки, которые в конце рабочего дня женщина сметала и прятала в рукавичку. Иногда такие остатки удавалось получить и на хлебозаводе, куда она каждый день ходила в сопровождении охранника.

Мало того, что голодали, так ещё и с НКВД возникли осложнения: мать Валерия была латышкой, и вся семья подлежала высылке в Сибирь.

В марте 1942-го жители Всеволожского района были распределены по телегам, и обоз направился на железнодорожную станцию Ржевка. Затем часть пути на Большую землю семья преодолевала на полуторке. Потом снова поезд, и в мае наконец до-брались до Красноярска.

– Возле железнодорожного моста располагался санпропускник, – вспоминает Валерий Леонидович. – Нас отмыли, обработали от насекомых и направили на станцию Маганская, а оттуда на телегах в разные деревни. Мы попали в Ману. Поселили нас в барак, спали на соломенных матрасах. Взрослые работали на лесозаготовках, дети оставались дома одни. Врачей и лекарств не было, и вскоре моя восьмимесячная сестрёнка умерла от дизентерии. Потом 4 года ютились у разных людей в Злобино.

В 1946 году эшелоном с эвакуированными Афанасьевы вернулись в Ленинград, но ненадолго. Жить было негде, мать на работу после ссылки не брали, и вскоре семья решила вернуться в Сибирь.

Обратный путь на вторую родину осложнился ещё одним непредвиденным событием: денежная реформа в декабре 1947 года застала переселенцев в Москве. Продав всё, что можно, едва наскребли на билет, и с тремя рублями отправились в путь.

В третий класс Валерий пошёл в Красноярске. А после окончания семилетки, услышал о наборе в Школу военных техников и поступил учиться на вагонника.

– Был очень рад, потому что там одевали, кормили и платили стипендию, – говорит ветеран. – Учёба запомнилась как счастливое время: утром построение, линейка, все курсанты в форме. Педагоги были хорошие. Помню преподавателей математики Агрипину и Павла Ермолаевых – добрые, чуткие люди.

После окончания техникума молодой железнодорожник получил направление в Тайшет. Работая на Восточно-Сибирской дороге, дослужился до должности инструктора, а потом «загорелся» электровозами и получил высшее образование по локомотивной специальности.

Трудовой путь завершал помощником начальника локомотивного депо Красноярск по безопасности, инспектором по перевозке опасных грузов. За хорошую работу поощрён именными часами министра МПС.
Надежда Морозова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
  1 2 3 4 5 6
7 8 9 10 11 12 13
14 15 16 17 18 19 20
21 22 23 24 25 26 27
28 29 30 31