17 июля 2019 23:48

Провидение Эренбурга

Мало кто знает, что первое в советской литературе словосочетание «День Победы» в Великой Отечественной войне появилось 12 декабря 1941 года в статье писателя Ильи Эренбурга «Судьба Победы», опубликованной в газете «Московский железнодорожник».

Тогда, в ходе битвы под Москвой, 50-летний Илья Григорьевич Эренбург, широко известный не только в СССР, но и на Западе писатель и журналист-международник, своими глазами видевший Первую мировую войну, гражданскую войну в Испании и падение Парижа под натиском фашистов, был специальным корреспондентом газеты «Красная звезда». Публицистическая деятельность Эренбурга военного периода чрезвычайно широка и многогранна. Его острое перо разоблачало фашизм во всех его проявлениях – от политических до батальных. Каждый вечер в редакции армейской газеты Эренбург отстукивал на печатной машинке «Корона» свежую статью в номер. Вместе с тем он успевал писать также для «Правды», «Известий», «Знамени», «Комсомольской правды», для фронтовых газет. И для зарубежных газет и журналов, где тоже высоко ценили яркий, искромётный стиль военной документалистики Эренбурга.

 

А зимой 1941 года, когда советские войска перешли в решительное контрнаступление под Москвой, Илья Эренбург написал материал и для «Московского железнодорожника». 12 декабря наша газета опубликовала очерк «Судьба Победы» о подвиге работников магистрали при защите столицы. Вот выдержка из статьи Ильи Григорьевича, запечатлевшей хронику тех суровых дней:

 

«Железные дороги – сосуды, по ним течёт кровь страны: снаряды и хлеб, бомбы и нефть. С доверием смотрит Красная Армия на железнодорожников: это братья по оружию – один стреляет, другой подаёт патроны. Наши железнодорожники показали себя отважными бойцами. Наряду с лётчиками, танкистами, артиллеристами, моряками они делают всё для Победы. Я видел в Брянске, как работали железнодорожники под огнём. Падали бомбы, но смелые люди спокойно отцепляли вагоны с боеприпасами. Московский железнодорожный узел стал главным центром, через который шло снабжение фронта всем необходимым. Это понимало и немецко-фашистское командование. Гитлеровцы стремились перерезать все железные дороги, по которым шло снабжение столицы, усилили по ним удары с воздуха. Только на станции Московско-Рязанской дороги в конце 1941 года было совершено 159 налётов, сброшено около 900 фугасных и тысячи зажигательных бомб. Враг бомбил депо, водокачки, станции, поезда. И несмотря на это, дорога выгружала 7-8 тыс. вагонов. Немало железнодорожников принимали участие не только в строительстве линии обороны под Москвой, но и с оружием в руках защищали столицу… Когда настанет День Победы, наши бойцы первые вспомнят о железнодорожниках…»

 

Вряд ли можно было написать убедительней и едва ли эти свидетельства очевидца нуждаются в комментариях. Помимо ценного вклада в летопись Московской железной дороги, с исторической точки зрения интересно, что в очерке Ильи Эренбурга, написанном за три с половиной года до 9 мая 1945-го, впервые в советской литературе и публицистике провидчески употреблено словосочетание «День Победы».

 

Нам вдвойне отрадно зафиксировать удивительный факт: слова, ставшие неотъемлемой частью мировой, советской и российской истории, читатель впервые увидел на страницах газеты «Московский железнодорожник».


Игорь Ленский