Я не хочу судьбу иную

Говорят, что незаменимых людей нет, но порою в это трудно поверить. Бывает, встретишь человека, познакомишься с ним поближе, и вот уже не представляешь себе: как могли бы без него обходиться и коллеги, и само дело?
Летопись Российских железных дорог соткана из судеб замечательных людей. Год от года она пополняется новыми именами, и каждое из них – поистине золотая строка, вобравшая в себя бесценный профессиональный опыт и лучшие человеческие качества: мудрость, терпение, необыкновенную работоспособность.

Говорят, что незаменимых людей нет, но порою в это трудно поверить. Бывает, встретишь человека, познакомишься с ним поближе, и вот уже не представляешь себе: как могли бы без него обходиться и коллеги, и само дело?

 

Летопись Российских железных дорог соткана из судеб замечательных людей. Год от года она пополняется новыми именами, и каждое из них – поистине золотая строка, вобравшая в себя бесценный профессиональный опыт и лучшие человеческие качества: мудрость, терпение, необыкновенную работоспособность.

 

Одна из таких тружениц Приволжской магистрали, отдавшая более 37 лет жизни железнодорожному транспорту, – Людмила Шатилина, заведующая билетными кассами Саратовского участка Приволжского железнодорожного агентства.

– Моя работа – это смысл моей жизни, – уверена Людмила Михайловна. – Я очень довольна тем, что судьба вывела меня именно на этот, пусть и трудный, но для меня самый лучший путь. И я не хотела бы судьбы иной. И самое главное, я очень благодарна ей за то, что она постоянно сводила меня с хорошими и интересными людьми, которые сыграли огромную роль в моем профессиональном становлении, и в формировании меня как личности, как человека.

 

 

Богиня билетных касс

 

Людмила Шатилина: ''Моя работа - это смысл моей жизни''.День нашей встречи с Людмилой Михайловной Шатилиной выдался пасмурным и, после долгих сильных морозов, относительно теплым. Поэтому Саратовский железнодорожный вокзал, куда я очень спешила, был окутан легкой туманной дымкой и выглядел не совсем приветливо. Но этот факт никоим образом не омрачал моего настроения, потому что впереди у меня была долгожданная встреча с замечательным человеком, работником и руководителем.

В маленьком, уютном кабинете меня встретила красивая улыбающаяся женщина. Глядя в ее лучистые глаза, можно было подумать, что она никогда не испытывала человеческого горя и судьба, оберегая, дарила ей только удачу и безоблачное счастье. Но каким же поверхностным и обманчивым оказалось это первое впечатление. Жизненный путь Людмилы Шатилиной вовсе не был усыпан розами. Совсем наоборот: на нем хватало острых шипов – испытаний, которые далеко не каждому оказались бы по плечу.

Сегодня в подчинении у Людмилы Михайловны 63 работника. А в 1997 году, когда ее утвердили в должности заведующей, было 95. В их число входили еще и билетные кассиры пригородных касс.

 

– Работы очень много, – говорит Людмила Михайловна. – И главная ее сложность – общение с людьми. Каждый из нас старается как можно внимательнее относиться к просьбам и требованиям пассажиров и предлагать более удобные и комфортные места в поездах. Я все время говорю моим девочкам: что бы и как бы ни было, вы всегда должны терпеливо, с улыбкой выслушать обратившихся к вам граждан и сделать все, чтобы пассажир ушел от вас довольным.

 

Людмила Михайловна – уроженка Саратова. До 18 лет она жила и училась в родном городе. Знаменательно, что детство ее прошло в доме, находившемся рядом со зданием управления Приволжской железной дороги. Родители Людмилы были простыми работящими людьми. Отец, Михаил Кондратьевич Коваленко, – водитель грузового автомобиля, а мать, Вера Григорьевна, воспитавшая троих детей – Людмилу и двух ее братьев, подрабатывала где придется. Спустя девять лет после рождения маленькой Люды большая семья Коваленко переехала в район Саратовского жирового комбината, и оканчивать учебу будущей железнодорожнице пришлось в общеобразовательной школе № 94. Вот тут-то, в старших классах, и вспыхнула первая большая любовь у юной Людмилы и Николая Шатилина, приехавшего из Грозного на учебу в Саратовскую школу милиции. И настолько она была пылкой и чистой, что, едва окончив школу, Люда вышла замуж за молодого следователя и, не задумываясь, уехала с мужем в далекий южный город Грозный.

 

 

Жить, бороться и не уставать!

 

2007 год Людмила Шатилина встретила со своими дочерьми Мартой и Инной и внучками - Машей и Катей.Мирная жизнь в красивом, цветущем городе не предвещала никаких угроз. Первые ее годы шли своим чередом, обещая молодоженам счастье и хорошие перспективы. Жизненный, семейный и профессиональный опыт приобретался постепенно. И хотя поначалу у Людмилы не все складывалось просто, ее внутренний голос говорил ей: «Ты молодая, сильная и поэтому сможешь все преодолеть!». Приходилось молодой женщине работать и фасовщицей, и кассиром в аптеке. А ведь когда-то в детстве она мечтала стать артисткой, сниматься в фильмах... Однако жизнь приготовила для этой девушки совсем иную судьбу.

Уже спустя год у молодой четы Шатилиных родилась первая дочь, Марта, а спустя еще пять лет – вторая, Инна. Это было огромной радостью для обоих супругов. Но Людмила не хотела оставаться просто домохозяйкой, ей хотелось «сделать себя».

 

И она устроилась работать кассиром в багажное отделение на железнодорожную станцию Грозный. Оказавшись способной и хваткой, Людмила быстро освоила новую специальность. Руководство станции, заметив старания молодой женщины, решило направить ее на стажировку в билетные кассы по обслуживанию пассажиров. И в скором времени она вошла в коллектив билетных кассиров полноправным сотрудником. Работы было много. Приобретать билеты на поезда приходили разные люди, и не всегда их просьбы были выполнимы. Но Людмила старалась помочь всем и находила возможности, чтобы обеспечить пассажиров билетами.

 

Так пролетели четырнадцать лет. А в 1984 году в Грозном организовали филиал Краснодарского железнодорожного техникума, в который Людмила сразу же и поступила. Успешно окончив его два года спустя, она получила специальность – техник по эксплуатации. Тем временем технические возможности станции Грозный развивались, и в билетных кассах по обслуживанию пассажиров стала внедряться новая электронная программа «Экспресс». Для ее освоения Людмиле Шатилиной пришлось отправиться в Ростов-на Дону. Там-то она и познакомилась с ведущим инженером по информационно-вычислительной технике Ларисой Данник.

– Ей я обязана очень многим, – рассказывает Людмила Михайловна. – Эта женщина сыграла в моей жизни огромную роль. Именно от нее я получила базовые знания по работе в системе «Экспресс», она же приняла живое участие и в моей дальнейшей судьбе, когда в Грозном началась война.

 

Буквально накануне войны в Чечне Людмилу Шатилину утвердили в должности заведующей предварительными билетными кассами на станции Грозный. Тут бы жить да радоваться, набираться руководящего опыта, но… Уже с ноября 1994 года из Грозного и в Грозный из-за военной угрозы прекратили ходить поезда дальнего следования. По железной дороге можно было уехать только с тех станций, которые находились за пределами Чеченской республики. Билетные кассиры стали продавать проездные документы в соответствии с пунктом отправления, но пассажирам нужно было еще объяснять, как и чем туда можно доехать... Все население города жило предчувствием теперь уже неотвратимой войны. Люди уезжали целыми семьями – кто как мог. И незадолго до нового 1995 года гром грянул.

 

 

Война

 

1996 год. Людмила Шатилина с коллегами на станции Грозный.Кто ни разу не попадал под авиабомбежки, минометный обстрел, не бегал от укрытия к укрытию под прицелом снайперов, тому трудно представить себе весь кошмар чеченской войны. Мирные жители города в одночасье попали в замкнутый круг взрывающегося хаоса, ужаса, всеобъемлющей разрухи и смерти.

Беспощадно давивший на психику мирных граждан то приближающийся, то удаляющийся гул самолетов, прилетавших бомбить город, доводил некоторых до безумия. Люди не выдерживали и выбрасывались  из окон, с балконов высотных домов. Другие, более стойкие, бежали под шквалистым огнем в подвалы зданий, спасая собственную жизнь и жизни своих родных. Страх сковал всех и все.

 

Сначала Шатилины надеялись на скорое окончание этой кровавой жути. Как и все, они жили практически в подвале своего многоэтажного дома. О какой-либо работе и говорить не приходилось. Тут бы живыми остаться! Хорошо, что к тому времени дочери уже выросли и уехали учиться и жить в центр России.

 

Казалось, что кровавой бойне не будет конца. И когда их последняя зацепка – четырехкомнатная благо-устроенная квартира – была полностью разрушена, Людмиле и Николаю ничего не оставалось, как под обстрелом минометов, непрекращающимися бомбежками бежать куда глаза глядят, лишь бы подальше от этого безумного кошмара.

– Нам приходилось укрываться в домах мирных чеченцев, – рассказывает Людмила Михайловна. – Вместе с ними мы переживали весь ужас атак то со стороны федералов, то – боевиков. И в недолгие моменты «мирных» передышек продолжали окольными путями выбираться из разрушенного города.

 

К тому времени здания, где находились предварительные кассы, уже практически не существовало. От железнодорожного вокзала остались одни руины. Да что говорить: весь город превратился в сплошной пылающий факел, и на фоне этого кошмара то там, то здесь виднелись перебегавшие от дома к дому скрюченные фигурки людей, ищущих хоть какое-нибудь укрытие...

– Я очень благодарна всем людям, которые помогли нам с мужем в те ужасные дни выйти целыми из страшной, кровавой бойни, – с грустью говорит Людмила Михайловна.

 

 

Возвращение на родину

 

2006 год. Людмила Шатилина на сетевом конкурсе билетных кассиров. Но, к сожалению, и в России не ждали беженцев с распростертыми объятьями. Помыкавшись три месяца по разным городам и не найдя ни жилья, ни работы, Шатилины в марте 1995 года решили вернуться в Грозный, где к тому времени основные боевые события прекратились. Людмила Михайловна сразу же пришла на железнодорожный вокзал, на месте которого дымились одни развалины. Предстояла трудная работа – его восстановление. Кирпичик за кирпичиком, день за днем работники вокзала и станции, как могли, отстраивали здание заново.

 

Благо, весна на Кавказе всегда дружная и, по российским меркам, ранняя. В апреле здесь уже тепло, и лучистое южное солнышко, согревая измученную бомбежками грозненскую землю, рождало в людях надежду на скорый и окончательный мир. Но когда наступала ночь, опять вспыхивали перестрелки, снова гибли мирные граждане. Несмотря на то что город стал вроде бы восстанавливаться от нанесенных ему страшных ран, в нем все равно было очень страшно жить. Открытых боевых действий не велось, и тем не менее каждый чувствовал себя под постоянным прицелом спрятавшегося где-то рядом снайпера. Многие люди стали бесследно пропадать прямо среди бела дня, женщины боялись выйти из дому, чтобы не стать добычей бродивших по городу вооруженных бандитов. И хотя некоторые уцелевшие предприятия пытались как-то работать, их сотрудникам нечем было выплачивать зарплаты. Люди обменивали на продукты питания свой уцелевший скарб – тем и жили.

– Если дневные перестрелки, к которым мы постепенно стали привыкать, затягивались до вечера, – вспоминает Людмила Михайловна, – то начальник грозненского вокзала Сайдамин сажал нас, работниц билетных касс, в свою машину, вывозил в нейтральную зону и говорил: «А теперь разбегайтесь, кто куда может». И мы бежали без оглядки по своим домам...

 

Чета Шатилиных: Николай Николаевич и Людмила Михайловна. Постепенно вокзал руками его же работников был – плохо ли, хорошо ли, – отстроен и начал принимать первых пассажиров. А билетные кассы, располагавшиеся в то время в вагончиках, возобновили продажу проездных документов, но опять-таки от станций, находящихся за пределами Чечни.

И тут возникла новая проблема: необходимо было срочно установить электронную программу «Экспресс», по которой к тому времени работала уже вся железнодорожная Россия. В Грозный были направлены специалисты с Северо-Кавказской железной дороги, из информационно-вычислительного центра. Среди них была и давняя знакомая Людмилы Шатилиной Лариса Данник. Гости жили на вокзале, в пассажирских вагонах, и каждую ночь дрожали от жуткой непрекращающейся стрельбы, раздававшейся порой, казалось, у самого вокзала. Не выдержав такой обстановки и не на шутку испугавшись за судьбу коллеги, Лариса Борисовна стала уговаривать Шатилину уехать куда-нибудь подальше от этих мест. И даже пообещала похлопотать за нее перед знакомыми железнодорожниками.

 

В это время – а шел 1996 год – в Грозном уже назревал новый военный конфликт. И, не дожидаясь следующей бойни, Шатилины вновь уезжают – на родину Людмилы, в Саратов.

– Мы с мужем были готовы жить и работать где угодно, лишь бы больше не возвращаться в это пекло, – рассказывает Людмила Михайловна. – В Саратове, на станции Саратов-1, куда мне посоветовала обратиться Лариса Борисовна, я встретилась с ее начальником, Виктором Славновым. И он мне сказал: «Ну что, бедолага, намаялась? Выходи завтра на работу билетным кассиром». Вот так и началась моя новая жизнь в Саратове. Пришлось, конечно, помыкаться по чужим квартирам. Ну, ничего, главное, что все постепенно стало налаживаться в мирном российском городе.

 

 

А жизнь продолжается!

 

2004 год. Руководители подразделений дирекции по обслуживанию пассажиров станции Саратов-1.Через год после переезда в Саратов, в июле 1997 года, Людмиле Михайловне предложили возглавить пассажирские билетные кассы. С тех пор она трудится на своем любимом поприще и старается передать подчиненным все знания и профессиональный опыт, полученные когда-то от своих учителей: ведущего инженера ИВЦ Северо-Кавказской магистрали Ларисы Данник, заведующей билетными кассами станции Грозный Лейлы Тарамовой, а также билетных кассиров Зои Тер-Акоповой и Розы Гордовой. "Мы до сих пор с ними поддерживаем самые теплые дружеские отношения, – говорит Людмила Михайловна. – Созваниваемся, переписываемся, и они нас с мужем приглашают в Грозный в гости. Но память о тех ужасных днях войны до сих пор не дает мне представить город мирным. Наверное, поэтому и не хочется туда ехать".

 

Наладился постепенно и быт у Шатилиных. Правда, нет уже прежней роскошной, просторной и обустроенной квартиры, какая была в Грозном. Но крыша над головой все же есть: в 2000 году Людмиле Михайловне от Приволжской железной дороги дали комнату в общежитии. А в 2004 году в связи с тяжелой болезнью мужа семье Шатилиных все в том же общежитии выделили небольшое полуподвальное помещение, где они и проживают по сей день. В скором времени в Саратов переехала и старшая дочь Людмилы Михайловны и Николая Николаевича с их внучкой Машенькой, а Инна со своей семьей, в которой растет маленькая Катенька, живет в Краснодаре.

В 2003 году Людмила Михайловна была награждена памятным нагрудным знаком в ознаменование столетия Транссиба. А в 2005 году, в день своего 55-летия, она получила от начальника нашей магистрали Александра Храпатого благодарность «за добросовестный труд на Приволжской железной дороге, образцовое выполнение служебных обязанностей и творческую инициативу».

 

...Горе и ужасы войны остались позади. В Саратове, городе своего детства, Людмила Михайловна обрела мир и любимую работу. Она всю свою душу и сердце, переполненное добротой и участием, отдает теперь своим сослуживцам.

– У нас очень дружный коллектив, – говорит она. – Один за всех и все за одного – это про нас! Если у кого-то что-то не получается – другие сразу же приходят на помощь. И для меня это очень важно. Потому что взаимовыручка, поддержка коллектива – необходимы в любой работе. Каждый сотрудник всегда должен чувствовать локоть своего товарища. Этому меня научили мои учителя в Грозном, этому я учу и наших работников – билетных кассиров Саратовского участка Приволжского железнодорожного агентства.

Марина Четверикова
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/