фото: Татьяна Волченко

Время надежд

Семья Бондаренко посвятила работе на БАМе девять лет

Ветераны отрасли Анатолий Алексеевич и Алла Константиновна к беседе о своей жизни в Восточной Сибири во время строительства Байкало-Амурской магистрали основательно подготовились: на журнальном столике – два альбома с фотографиями, книги с картами, вырезки из газет.  
Супругам было почти по сорок лет, когда они решили сменить место жительства и работы. 

– Разговоры о БАМе начались в 1980 году. На тот момент мы оба работали в управлении дороги, Алла – в отделе капитального строительства, а я в отделе кадров, – рассказывает глава семьи. – Жили в конце 70-х неважно. Средняя зарплата составляла 180 руб., а мы получали по 120. Перспектив карьерного роста у меня не было даже с учётом диплома о высшем образовании. Вся загвоздка – в отсутствии партийного билета. 

Когда наш герой узнал о вакансиях в Ургале – об этом ему сообщил коллега, уже обосновавшийся в Тынде, – вопрос о переезде был решён почти без раздумий. Позже выяснилось, что и там беспартийным получить назначение на руководящую должность было сложно, но всё же возможно. По приезде на БАМ в 1982 году Анатолий Алексеевич устроился сначала заместителем начальника отдела локомотивного хозяйства, а чуть позже стал начальником отдела кадров Ургальского отделения дороги. Помимо выполнения должностных обязанностей, ему приходилось решать хозяйственные вопросы. В 83-м из Саратова переехали его супруга и сын.

– Первый секретарь райкома сказал мне: «Будешь отвечать за отопление в домах». Неважно, по каким причинам котельная могла выйти из строя: батареи в квартирах горожан должны были оставаться горячими постоянно. Погода в Сибири суровая. Южане шутили: только три месяца в году на БАМе холодно, остальные девять – очень холодно, – вспоминает собеседник.

Ургал быстро разрастался. В начале 80-х в населённом пункте уже проживали 10 тыс. человек, была школа, больница, достраивалась столовая. 

– Кормили там неважно по сравнению с Саратовом. Вместо яиц – порошок яичный, вместо молока – молочный, – говорит Бондаренко. – Будучи кадровиком, всем вновь прибывшим, особенно девушкам, я задавал вопрос: семью собираетесь здесь создавать, детей рожать? Если ответ был утвердительным, то отправлял их работать на обжитые участки. Там со снабжением было лучше. 

– А в промтоварном магазине ассортимент был богатый, товары везли из-за границы, – добавляет Алла Константиновна. 

На БАМ молодёжь ехала по комсомольским путёвкам со всей страны. Манила романтика, причастность к всесоюзной ударной стройке, хорошие доходы. Хотя, по словам Бондаренко, «длинный рубль» получали не все. Зарплата складывалась из оклада и различных надбавок. Для хорошего заработка нужно было расти по карьерной лестнице. Впрочем, существовал ещё один стимул для приезда на БАМ. 

– Если не берёшь отпуск 2,5 года, то потом идёшь на шестимесячный отдых с чеком на новый автомобиль, – рассказывает наш герой. – «Жигули» в то время считались большой роскошью. Многие после покупки машины уезжали домой.

Семья Бондаренко посвятила БАМу девять лет, шесть из них супруги прожили в Ургале. Там их сын окончил школу, оттуда был призван в армию. После службы он решил остаться в этом городе, в то время как его родители переселились в Чару. Там Анатолий Алексеевич устроился начальником локомотивного депо. Говоря о работе движенцев, он подчёркивает особенности дорожных участков: вверх-вниз, с большими перепадами высот. Работать приходилось много. Трудовая дисциплина была жёсткой. Но время находилось и для отдыха.

– Вот мы на рабочем совещании, а это – шествие на ноябрьской демонстрации, – показывая фотографии, комментирует собеседник. 

Он помнит сотрудников поимённо, улыбается, когда в памяти всплывают связанные с ними забавные случаи. И сожалеет, что с 1991 года им ни разу не удалось увидеться.  

– Жизнь на БАМе была интересной, несмотря на все житейские трудности. Когда бы мне пришлось побывать, к примеру, в Комсомольске-на-Амуре, Хабаровске, Владивостоке, если бы не работа? – вновь присоединяется к разговору Алла Константиновна.  

В Ургале она занималась отводом земельных участков под строительство жилых домов. В Чаре трудилась снабженцем, распределяла по предприятиям рабочий инвентарь. Супруги часто бывали в командировках. Их маршруты сегодня можно проследить по внушительной коллекции наградных знаков и юбилейных значков. На одном вымпеле – привезённые из Тынды, на другом – из Чары, на третьем – из Ургала. На отдельном полотне – личные награды Анатолия Бондаренко. В их числе – «Почётный работник Приволжской железной дороги», «Почётный железнодорожник», «Ветеран труда».

По возвращении на Приволжскую Анатолий Алексеевич трудился заместителем начальника службы материально-технического обеспечения, заведовал тепловозным хозяйством в техникуме железнодорожного транспорта. Последние семь лет до выхода на заслуженный отдых работал в отделе кадров управления дороги заместителем начальника службы. Там же завершила свою трудовую биографию и Алла Константиновна. 

–  Сейчас, по прошествии стольких лет, было бы интересно вновь вернуться на БАМ, подышать ароматным воздухом тайги, – признаётся глава семьи. – Манит к себе этот край природой, воспоминаниями, атмосферой. Уверен, что в своих желаниях я не одинок.

Татьяна Волченко
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/