10 июля 2020 09:16

10 июля 2020 09:16

«А глубина его великая... Мерили, а дно не сыщут»

Такую запись о Байкале сделал один государев чиновник еще в 1675 году. Нынче глубину озера измерили, но своего величия оно не утратило. Договоримся сразу: мой рассказ о путешествии на Байкал в рамках тура «Узнай свою страну», вот уже третий год организуемого для своих членов Российским проф-союзом железнодорожников и транспортных строителей, будет иметь вид отдельных картинок, отрывочных впечатлений.

Такую запись о Байкале сделал один государев чиновник еще в 1675 году. Нынче глубину озера измерили, но своего величия оно не утратило.

 

Договоримся сразу: мой рассказ о путешествии на Байкал в рамках тура «Узнай свою страну», вот уже третий год организуемого для своих членов Российским проф-союзом железнодорожников и транспортных строителей, будет иметь вид отдельных картинок, отрывочных впечатлений. Иначе не получится. Эти две календарные недели (вместе с дорогой, которая, вообще-то, стоит отдельного репортажа) вместили в себя так много, что для подробного описания событий понадобилась бы не одна газетная страница, а может, и не один номер. Но злоупотреблять читательским вниманием я не стану. Тем более что, как ни старайся, эту жемчужину нашего Отечества нельзя описать словами. И даже самая удачная фотография окажется лишь бледным подобием той уникальной красоты, которую хоть раз в жизни надо увидеть собственными глазами. Что касается автора этих строк, то он стремился к этому, сколько себя помнит. Теперь знаю: не зря.

 

 

1. «Золотая пряжка стального пояса России»

 

Нет, не этот поезд вёз нас по Кругобайкальской дороге. Но очень похож...Так образно окрестили знатоки Кругобайкальскую железную дорогу, построенную в начале XX века. И надо признать, более яркий и точный образ найти, пожалуй, невозможно.

В конце XIX века Прибайкалье жило ожиданием больших перемен. Великий Сибирский железнодорожный путь, строившийся одновременно от Челябинска и Владивостока, в ближайшие годы должен был соединиться именно здесь. Между двумя стремящимися навстречу друг другу ветками почти непреодолимым препятствием встало Славное море и окружающие его горы. В императорском комитете по строительству бурно дебатировались два варианта решения проблемы: железнодорожная паромная переправа и Кругобайкальская дорога со множеством сложнейших тоннелей и мостов. В результате дискуссий в 1896 году в Англии был заказан ледокол для временной паромной переправы с одновременным строительством «Кругобайкалки». К великому сожалению, мы вынуждены оставить за рамками этого повествования и тот первый ледокол, по высочайшему повелению названный «Байкалом», и вообще всю славную историю байкальского флота – по соображениям, о которых сказано выше. Но факт остается фактом: когда в октябре 1904 года Кругобайкальская дорога была наконец завершена, она и в самом деле «застегнула» стальной пояс страны, словно гигантская пряжка. Ну, а почему она «золотая», долго гадать не приходится. «Кругобайкалка» стала не только одной из самых красивых, по всеобщему признанию, железных дорог мира, но, безусловно, и самой дорогостоящей. Она буквально вырублена в гранитных скалах над величайшим пресноводным озером мира, вдоль самого берега. 84 километра, отделяющие конечную, тупиковую станцию Порт-Байкал в устье Ангары от Култука, где «Кругобайкалка» вливается в Транссиб, – это в общей сложности 424 инженерных сооружения, в том числе 39 тоннелей общей протяженностью почти девять километров. Лучшие специалисты, собранные со всего мира, врубались в эти реликтовые скалы со скоростью примерно 40 – 50 сантиметров в сутки, расходуя на каждый километр пути в среднем по вагону динамита и «расплачиваясь» за каждый из этих беспрецедентных километров четырьмя сотнями вагонов земляных работ. Примерно с такой же интенсивностью работали строители Суэцкого канала…

 

Вокзал в Слюдянке - единственный в мире, целиком сделанный из мрамора.В наши дни, когда железная дорога огибает Байкал и с юга, и с севера, участок Култук – Порт-Байкал давно утратил свое грузовое значение, которое в начале прошлого века было прямо-таки огромным. Зато с точки зрения эстетически-туристической ему нет равных. Пассажиры нашего турпоезда № 582 (трудно сказать, представителей каких дорог среди них не было) убедились в этом на первых же кругобайкальских перегонах. Справа по ходу – 23 тысячи кубических километров пресной воды, изумительной по прозрачности, чистоте и прочим качествам, и даже жаркое полуденное солнце как будто растворилось в ней, умерив свой пыл перед лицом такого величия. Слева – бесконечно сменяющие друг друга живописные скалы, галереи, виадуки, подпорные стенки из тесаного камня, деревянные, похожие на игрушки станционные строеньица в стиле модерн начала XX века. То и дело на восхищенных путешественников, облепивших вагонные окна с фотоаппаратами и кинокамерами, наплывают величественные порталы и своды тоннелей. По свидетельствам разных источников, итальянские и албанские мастера использовали на строительстве Кругобайкальской дороги так называемую циклопическую кладку, основанную исключительно на подгонке каменных глыб по форме, без применения связующего раствора. Может, вот эта уходящая ввысь итальянская стенка, между коричневыми валунами которой неизвестно как пробился оранжевый огонек цветка, – из таких чудес зодчества?..

 

Впрочем, тут что ни километр, то достопримечательность. Многие из них можно видеть прямо из окна вагона или с остановочных платформ (правда, нечасто здесь встречающихся), как, например, единственный в мире железнодорожный вокзал, целиком построенный из полудрагоценного отделочного мрамора, на станции Слюдянка или красивейший Березовский обводной тоннель на 100-м километре. Другие не бросаются в глаза путешественнику (хотя бы потому, что глаза у того неизбежно разбегаются здесь в разные стороны) либо вовсе скрыты от него прибайкальским ландшафтом. Причем эти местные «изюминки» – самого разного свойства: здесь и каменный карьер, спрятавшийся в пади с говорящим названием Каторжанка, где сто лет назад добывали и обрабатывали камень для сооружения железной дороги; здесь и образовавшийся при строительстве геологический разрез «Белая выемка» с выходом на поверхность кристаллов драгоценной шпинели; и лаборатория нейтринной астрофизики высоких энергий – одна из бесчисленных научных организаций, ведущих свои исследования в Славном море; и уникальный птичий базар на 300-метровой скале – единственное в южной части озера место гнездования серебристой чайки.

 

Вот так - из окна поезда впервые предстало перед нами Славное море.И конечно же, несть числа на всем протяжении Кругобайкальской железной дороги туристическим базам и спортивным лагерям, роскошным пансионатам, куда не каждому откроет доступ даже толстый кошелек, и совсем скромным приютам для «безлошадных», но очарованных Байкалом странников. Что поделать: рыночный век скоростными темпами превращает туризм, спокон веков лепившийся к этим заповедным местам, в настоящую индустрию. Все настойчивей поговаривают о строительстве в Листвянке (рассказ о которой еще впереди) огромного суперсовременного туристического центра – с многоэтажными отелями, собственным портом, аквапарком, горнолыжным курортом, подвесным мостом через Ангару и еще бог знает чем...

А я никогда не забуду свой первый шаг на галечный байкальский берег – первозданный, не опошленный еще туристической «инфраструктурой», и священный какой-то трепет, испытанный при этом. Не забуду возглас восхищения, что вырвался у пассажиров парома, перевозившего нас с конечной станции железнодорожного путешествия Порт-Байкал в поселок Лиственичное, когда прямо перед нами открылся во всей красе исток Ангары – единственной «беглянки», вытекающей из Байкала. Той самой своенравной красавицы Ангары, какою видели ее Чехов, Распутин, Вампилов, Высоцкий, – слава богу, пока еще без подвесных мостов и белоснежных отелей.

Господи, как же должны быть мы, люди, бережны в обращении с этой величественной, мощной, миллионы лет пережившей и все же такой уязвимой красотою!

 

Продолжение следует

Ирина Бакалова
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31