15 июля 2020 22:03

15 июля 2020 22:03

Судьба генерала

Генерал-майор артиллерии Алексей Павлович Гундорин, воевавший на трех войнах, ушел из жизни 42 года назад. Но память о нем жива и сегодня: ветераны и работники Саратовского локомотивного депо бережно ухаживают за могилой человека, чья судьба крепко связана и с судьбой Отечества, и с историей нашей железной дороги.

Генерал-майор артиллерии Алексей Павлович Гундорин, воевавший на трех войнах, ушел из жизни 42 года назад. Но память о нем жива и сегодня: ветераны и работники Саратовского локомотивного депо бережно ухаживают за могилой человека, чья судьба крепко связана и с судьбой Отечества, и с историей нашей железной дороги.

 

 

Впервые в Саратове

 

Алексей Павлович Гундорин незадолго до начала Великой Отечественной войны – уже в чине генерала.Наверное, мальчику, родившемуся в селе Байки Уфимской губернии, на роду было написано стать генералом. Алексей Гундорин рос в большой и дружной крестьянской семье, учился в сельской школе. В 1913 году, в возрасте 21 года, он был призван в царскую армию. Служил в Красноярске. После обучения в артиллерийской команде получил звание фейерверкера, или командира орудия. В 1914 году, с началом русско-германской войны, Гундорин сразу оказался в эпицентре боевых действий. Был ранен и контужен, потерял слух на одно ухо, а осколок снаряда врезался ему в грудь, пройдя всего в сантиметре от сердца…

После революции Алексей вернулся домой. Но мирная жизнь длилась не долго: он добровольцем вступил в красногвардейский отряд. Во время гражданской, второй по счету для него войны, Гундорин воевал в дивизии под командованием Азина. С боями прошел вдоль всей Волги и именно тогда впервые оказался в Саратове. Город, которому предопределена была важнейшая роль в судьбе Алексея Гундорина, понравился ему с первого взгляда. Но в тот раз он здесь не задержался: впереди были ожесточенные сражения за красный Царицын, затем Алексея свалил свирепствовавший в то время тиф. После выздоровления красногвардейца Гундорина для прохождения дальнейшей службы в составе все той же 32-й стрелковой дивизии направили в Саратов.

 

 

Встреча с любовью

 

Ираида Воронкова-Павлова работала конторщицей в управлении Рязано-Уральской железной дороги. Как-то летом в выходной она вместе с коллегами поехала на пароходе на острова. Взяли с собой самовар, сушки, мяч для игры в лапту.

И надо же так случиться: на том же пароходе ехал отдохнуть на природе Алексей Гундорин. Молодой человек влюбился в Ираиду так же, как и в эти волжские места – с первого взгляда. Стремясь познакомиться поближе, он протянул девушке бинокль, чтобы она могла лучше рассмотреть живописные берега. Благовоспитанная Ираида отвергла ухажера, но Гундорин не собирался отступать: на острове он отыскал понравившуюся девушку, которая играла в горелки с сослуживцами, и присоединился к их веселью. И вскоре она уже не знала, как могла до сих пор обходиться без этого симпатичного парня, такого доброжелательно-веселого и одновременно такого серьезного…

Алексей и Ираида поженились год спустя. Вскоре их семья увеличилась: родился сын Юрий, а следом и дочь Зинаида. Глава семьи окончил артиллерийские курсы в Саратове, потом военно-политическую академию в Ленинграде, где его и оставили преподавать тактику. Вскоре к нему на берега Невы перебралась и Ираида с детьми.

Незадолго до отъезда в Ленинград Алексей Павлович Гундорин увековечил в Саратове имя своего бывшего комдива. Когда встал вопрос, как назвать новую улицу, он предложил присвоить ей имя Владимира Азина. Эта улица сохранила свое название и в наши дни.

 

 

Завтра была война

 

Семья Гундориных в 1943 году.Супруги очень любили музыку. Часто пели дуэтом старинные романсы, особенно любимым был «Не искушай меня без нужды». Алексей Павлович хорошо играл на балалайке и мандолине. (Много позже, выйдя на пенсию, освоил еще и фортепиано.) Любовь к искусству родители старались привить и детям. Академия имела свою ложу в Мариинском театре, и Гундорины часто посещали представления. А однажды маленькая Зина присутствовала в Доме офицеров на встрече с композитором Исааком Дунаевским.

В 1937 году военно-политическую академию расформировали, и Гундорин получил назначение сначала в Смоленск, а затем в Киев, где возглавил 2-е Киевское артиллерийское училище. В 1940 году Алексей Павлович стал генералом. До начала Великой Отечественной войны оставались месяцы. Воскресным утром 22 июня, на рассвете, Гундориных разбудил гул вражеских самолетов. Темные силуэты стервятников со зловещей свастикой на четыре долгих года закрыли от советских людей мирное небо. Ираида Павловна с детьми эвакуировались в Саратовскую область, а генерал Гундорин остался оборонять столицу Украины. Вскоре, однако, артиллерийское училище, на которое возлагались большие надежды в плане подготовки военных кадров, тоже переехало в тыл. Местом его новой дислокации стало село Разбойщина все той же Саратовской области – сегодняшнее Жасминное. Подготовка артиллеристов, занимавшая до войны два года, сократилась теперь до восьми месяцев. С 1941 по 1943 год таким «стахановским» методом было подготовлено 5200 офицеров, так необходимых фронту.

Условия военного времени не изменили, однако, ни хозяйственной практики начальника училища, ни его веры в огромную воспитательную силу музыки – силу одухотворяющую, очищающую, мобилизующую. И совсем не случайно вместе с преподавательским составом и курсантами из Киева приехали агроном (для налаживания подсобного хозяйства) и оркестр с дирижером.

Своих детей генерал от войны не прятал. Юрий Гундорин после окончания танкового училища отправился на фронт, был дважды ранен, горел в танке, сменил три боевые машины. Тринадцатилетняя Зина наравне со взрослыми работала в поле – каждый день добросовестно пропалывала свои шесть соток.

В мае 1944 года училище вернулось в освобожденный Киев. Наладив учебный процесс, генерал Гундорин тут же написал рапорт с просьбой отправить его на фронт. Командование рапорт удовлетворило. Победу Алексей Павлович встретил в Австрии.

…Многое могут рассказать о славном жизненном пути генерала Гундорина его боевые и трудовые награды: ордена Ленина и Богдана Хмельницкого второй степени, три ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды и множество медалей.

 

 

Память живет дольше человека

 

После войны Алексея Павловича Гундорина назначили заместителем командующего бронетанковыми войсками Прикарпатского военного округа. Отсюда он и вышел на пенсию, после чего семья переехала в любимый Саратов. Но до самых своих последних дней Алексей Павлович продолжал вести активный образ жизни. Он был частым гостем в железнодорожных школах, пионерских лагерях Приволжской магистрали, рассказывал ребятам о том, что пережили их отцы и деды, во имя чего шли они на неслыханные жертвы.

В 1965 году Алексей Павлович Гундорин ушел из жизни. Похоронили его на Воскресенском кладбище.

А недавно в адрес начальника Приволжской железной дороги пришло письмо от дочери генерала Гундорина Зинаиды Алексеевны. Она сердечно благодарила работников и ветеранов Саратовского локомотивного депо за то, что они хранят память об Алексее Павловиче, вот уже более сорока лет ухаживая за его могилой: «Когда я прихожу весной на могилу отца, то всегда вижу там живые цветы. А в этом году железнодорожники не только привели в порядок саму могилу, но и покрасили ограду. Спасибо вам за ваши добрые дела».

Мы связались с советом ветеранов Саратовского локомотивного депо.

 – Несколько десятилетий назад райкомы партии «закрепили» за саратовскими предприятиями захоронения знатных людей, находящиеся на Воскресенском кладбище, – рассказал председатель совета ветеранов Николай Александрович Колосовский. – Локомотивному депо «досталась» могила генерала Алексея Павловича Гундорина. Те времена прошли, и, разумеется, мы не обязаны теперь обихаживать могилу, но поднять этот вопрос никому и в голову не приходит. Более того, на последнем заседании совета ветеранов было принято предложение организовать уход и за двумя могилами железнодорожников, которые находятся поблизости. Так что в этом году мы присматриваем уже за тремя могилами: генерала Гундорина, почетного железнодорожника Алексея Фроловича Титова и Героя Социалистического Труда Ивана Ивановича Галкина. Конечно, без помощи профсоюза и администрации локомотивного депо не справились бы. В коллективе отлично понимают: не мертвым это нужно, а нам, живым. Особенно молодежи, лишенной той нравственной закалки, какую прошли старшие поколения.

…Говорят, память о человеке живет дольше, чем он сам. Верно! Но ведь верно и другое: пока человека помнят, он продолжает жить.

 

Юлия Ермилова

 

 

 

 

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31