04 июля 2020 02:32

04 июля 2020 02:32

Когда гибнут люди - нет ничего страшней

В августе этого года исполнилось двадцать лет со времени страшной катастрофы на станции Каменск Северо-Кавказской железной дороги. Тогда движущийся под уклон грузовой состав без тормозов развил скорость 140 километров в час и врезался в стоявший на станционных путях пассажирский поезд № 136 Ростов – Москва. Катастрофа унесла жизни 108 пассажиров и двух железнодорожников.

В августе этого года исполнилось двадцать лет со времени страшной катастрофы на станции Каменск Северо-Кавказской железной дороги. Тогда движущийся под уклон грузовой состав без тормозов развил скорость 140 километров в час и врезался в стоявший на станционных путях пассажирский поезд № 136 Ростов – Москва. Катастрофа унесла жизни 108 пассажиров и двух железнодорожников.

 

Обычно обстоятельства подобных ЧП впоследствии заслоняются другими событиями, другими впечатлениями. Но не всегда и не у всех… Автор этих строк встретился с Олегом Глумовым, который в том злополучном  рейсе был поездным электромехаником пассажирского поезда. До сих пор та страшная ночь свежа в его памяти.

– В Каменск из Ростова пассажирский поезд № 136 прибыл около часа ночи, – вспоминает Олег Евгеньевич. – Следом за нами шел грузовой состав с зерном. Только на спуске машинист грузового почувствовал: тормоза срабатывают лишь у двух вагонов, ближайших к электровозу, а остальные пятьдесят – неуправляемы! Машинист забил тревогу, и дежурный по станции успел перевести стрелку. Тут же машинисту пассажирского поезда поступила  команда срочно отправить состав. Но в это время, как на грех, один из опоздавших пассажиров, на ходу забросив вещи в тамбур, пытался и сам залезть в вагон, так что проводнику пришлось сорвать стоп-кран. И уже через  секунд станцию оглушил скрежет тормозов, затем – сильнейший удар в хвостовую часть пассажирского поезда. На огромной скорости, несмотря на то, что стрелка была переведена, электровоз и два грузовых вагона буквально сели верхом на два хвостовых пассажирских вагона. Только двое из ехавших в этих двух вагонах выжили. Остальные вагоны грузового поезда ушли на соседний путь и завалились; один зерновоз зарылся в землю метров на пять…

 

В этот поздний час свободные члены поездной бригады уже отдыхали. В момент столкновения Глумова сбросило с нижней полки, да еще и спавший наверху проводник упал на него. Но обращать внимание на ушибы было недосуг: едва поездной электромеханик понял, что произошло, он бросился вдоль состава, чтобы обесточить вагоны и помогать уцелевшим пассажирам.

– Зрелище, представшее моим глазам, было страшным, – продолжает рассказ мой собеседник. – Сильно пострадали в общей сложности четыре вагона. А если бы грузовой состав ударил по пассажирскому всею своей тяжестью, трудно даже представить последствия… Спасали пострадавших, долго впотьмах искали машиниста грузового поезда. Его выбросило из кабины на дерево, и только когда тело упало вниз, его обнаружили. Помощник машиниста в состоянии сильного шока, весь в саже, бежал вдоль состава и кричал что-то невразумительное. Мне практически в одиночку пришлось готовить оставшиеся вагоны к отправке на соседнюю станцию. Я надышался парами кислоты, потом отхаживали сметаной…

 

После осмотра уже на другой станции изувеченный пассажирский состав все-таки отправили в Москву, где он простояли трое суток, а затем своим графиком возвратился в Ростов. Олега Глумова отметили небольшой премией.

Олег Евгеньевич и сегодня трудится на своем посту – поездным электромехаником. За плечами у него уже 35 лет стажа, и с годами забот прибавляется. Порой в пути приходится восстанавливать электроснабжение вагонов, а в последние годы и за работой кондиционеров надо следить. Но это все ничего, дела привычные. Главное – никогда больше не видеть кошмара, подобного тому, свидетелем и участником которого он стал двадцать лет назад. Когда гибнут люди – нет ничего страшней…   

 

Анатолий Венецианов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31