13 июля 2020 03:29

13 июля 2020 03:29

Пригодились уроки прошлого

Образцом принципиальности и ответственности была работа Владимира Федоровича Вяземского – главного ревизора по безопасности движения Волгоградского отделения дороги с 1993 по 2003 год. Недавно он отметил свой юбилей, а вот сейчас снова круглая дата – у самого боевого на железной дороге подразделения, ревизорского. На днях наш внештатный корреспондент встретился с ветераном.

Образцом принципиальности и ответственности была работа Владимира Федоровича Вяземского – главного ревизора по безопасности движения Волгоградского отделения дороги с 1993 по 2003 год. Недавно он отметил свой юбилей, а вот сейчас снова круглая дата – у самого боевого на железной дороге подразделения, ревизорского. На днях наш внештатный корреспондент встретился с ветераном.

 

– Владимир Федорович, что заставило вас в свое время связать свою жизнь с железной дорогой?

 

– Меня с детства интересовали автоматика и телемеханика. Именно на железной дороге в шестидесятые годы прошлого теперь уже века стали активно внедряться новые технологии. Отсюда и тот выбор учебных заведений, в которых я учился после школы: сначала железнодорожное училище в Туле, а затем Ташкентский институт железнодорожного транспорта.

 

– И какая была ваша первая железнодорожная профессия?

 

– По окончании училища меня направили в Казахстан, где я стал работать в дистанции сигнализации и связи. Вообще, с Казахстаном, с Алма-Атой связан очень большой отрезок моей жизни – с 1965 по 1993 год. Я работал в управлении Казахстанской железной дороги, с 1984 года – начальником отдела СЦБ и связи. Позже поступило предложение перейти работать в  ревизорский аппарат. В девяностые годы по известным причинам многие возвращались в Россию. Вот и я с 1993 года живу в Волгограде.

 

– Припомните, пожалуйста, какое-нибудь яркое событие из вашего казахстанского периода.

 

– Поскольку разговор у нас сегодня в основном идет о безопасности движения, вспоминается такой случай. На подъездном пути, почти в центре города, произошло столкновение маневрового состава из цистерн с пропаном с крытыми вагонами. На кривом участке пути крытый вагон автосцепкой пробил цистерну. Пары пропана достигли локомотива, произошел взрыв. Крытые вагоны загорелись, стали нагревать цистерны с пропаном. Через 20 – 30 минут после первого взрыва взлетели на воздух все шесть цистерн с газом. Поскольку место происшествия к тому времени окружили зеваки, были жертвы, в том числе и дети. Взрывной волной в ближних зданиях вышибло стекла. Газеты долго не умолкали по этому поводу, заголовки были очень резкими, вплоть до такого: «Железнодорожники сожгли людей». При разборе  дела установили, что была подписана инструкция, в которой разрешалось в этом маневровом районе одновременно работать двум и более локомотивам. И в то же время обнаружилась телеграмма с жалобами машинистов на плохую видимость из-за густой растительности. Эта телеграмма была адресована мне как главному ревизору, но, уж не помню по какой причине, она не была вовремя принята к сведению. Я потерял работу, но получил колоссальнейший урок: на железной дороге не бывает мелочей. По каждому сигналу требуется принимать неотложные меры, от этого напрямую зависит безопасность людей и грузов.

 

– А чем запомнилась вам работа на Волгоградском отделении Приволжской железной дороги?

 

– Если сравнить, как говорится, век нынешний и век минувший – а в нашей ситуации на грани двадцатого и двадцать первого века такое сравнение напрашивается, – видно разительное улучшение состояния пути на отделении и на дороге в целом. В этом, несомненно, есть и заслуга ревизорского аппарата. В июле 1993 года я с комиссией проводил осмотр перегона Чир – Суровикино. Шел ремонт пути. Я обратил внимание, что балласт, который кладут под шпалы, смешан с глиной. Прямо с того места, на котором находился, срочно дал телеграмму начальнику дороги: «Согласно решению коллегии прошу запретить укладку в путь слабого щебня с большим процентом загрязнения глиной». Через три дня были приняты меры, но ремонт на время приостановили. После приезда комиссии из МПС вопрос был решен: работа стала выполняться с применением гранитного щебня с Урала. До этого решения по два – три раза в год на этом участке на пути появлялись «выплески», а теперь балльная оценка стала заметно лучше.

 

Уже после беседы с Владимиром Федоровичем я расспросила о нем некоторых бывших его коллег по работе – и услышала только хорошее. Владимир Федорович многих научил бережно и по всем правилам относиться к документам, выполнять свою работу без сучка и без задоринки. Имя Вяземского на слуху в железнодорожных вузах, где разбирают его комиссионные оценки, учатся на его работе и повышают свою квалификацию ревизоры по безопасности движения. «Чем больше будет таких ответственных людей на железной дороге, тем стабильней и безопасней будет ее работа», – такой отзыв я услышала от своей мамы, которая тоже работает ревизором по безопасности движения и тоже почерпнула много ценного из опыта этого мастера ревизорского дела.  

 

Владимир Федорович уже несколько лет на заслуженном отдыхе, но частенько приходит на прежнее место работы. Не может без этого: сердцем прирос к своему делу – такому «нервотрепному», но очень нужному людям и железной дороге.

 

Любовь Шмакова, 

учащаяся 11-го класса школы № 111, Волгоград

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31