12 июля 2020 19:28

12 июля 2020 19:28

Встреча в Шпандау

По всем солдатским приметам эта фашистская мина должна была разорваться не в том месте, где с биноклем в руках корректировал огонь сержант Матвей Комков, а гораздо дальше. Но случилось непредвиденное. Смертоносный «гостинец» задел за ветку высокого дерева и осыпал округу осколками. Один из них по касательной прочертил лоб командира минометного расчета и навеки оставил глубокий незарастающий шрам на лице молодого бойца.

По всем солдатским приметам эта фашистская мина должна была разорваться не в том месте, где с биноклем в руках корректировал огонь сержант Матвей Комков, а гораздо дальше. Но случилось непредвиденное. Смертоносный «гостинец» задел за ветку высокого дерева и осыпал округу осколками. Один из них по касательной прочертил лоб командира минометного расчета и навеки оставил глубокий незарастающий шрам на лице молодого бойца. Случилось это летом 1943 года на Курской дуге. Красноармеец чудом остался в живых. Стоило тогда осколку изменить свою траекторию всего на какой-то сантиметр, и не беседовать бы нам сегодня с Матвеем Фадеевичем в его саратовской квартире…

 

Матвей Комков в пору судьбоносной встречи со своей половиной. Ну как было не влюбиться в такого бравого командира!Впрочем, смертельная опасность на фронте подстерегала бойцов постоянно. Тогда, в сорок третьем, красноармеец Комков, безусловно, родился на белый свет во второй раз. Но был у него и третий «день рожденья» – правда, уже гораздо позже, в Польше, где Матвей воевал после выздоровления не минометчиком, а водителем.

– Подо мной всегда была «бочка с порохом», – вспоминает собеседник. – Я возил на передовую авиационный бензин. Сами знаете: достаточно малейшей искорки, чтобы машина взлетела на воздух…

И вот во время очередного рейса в небе появились фашистские самолеты. Один из них начал в прямом смысле слова охоту на бензовоз Комкова. Водителю понадобилось все его искусство, чтобы уворачиваться от стервятника, и это на первых порах ему удавалось. Но схватка кончилась тем, что грузовик опрокинулся в кювет. Другие водители, очевидцы этой сцены, ждали неминуемого взрыва, однако его не последовало. Тогда они подъехали к месту происшествия и общими усилиями поставили бензовоз на колеса, радуясь за товарища: выходит, в рубашке парень родился, если выжил в такой передряге!

С боями Матвей Комков дошел до самой Германии. За успешное выполнение обязанностей помощника командира отделения его назначили заместителем командира автовзвода, а затем и старшиной роты. В этой должности в один из апрельских дней 1945 года Матвей Комков дежурил по столовой.

– Вот тогда-то, было это в городе Шпандау, мы с ним и познакомились, – перехватывает инициативу супруга ветерана Мария Федоровна. – Хорошо помню нашу первую встречу. Молодой командир с двумя медалями «За боевые заслуги» на груди и шрамом на лбу, который, кстати, совсем не портил его лица, сразу запал мне в душу. А потом, когда познакомились поближе, я поняла, что первое впечатление меня нисколько не обмануло: Матвей оказался добрым, внимательным, словом, прекрасным человеком.

Тут Мария Федоровна нежно прижимается к мужу, обнимет его за плечи и своим не по возрасту звучным голосом завершает фразу:

– А я до сих пор его люблю! И до сих пор муж мне во всем поддержка и опора, тем более что я уже плохо вижу…

 

Можно по-хорошему позавидовать этим пожилым людям, на столь долгие годы сохранившим тепло и красоту своих отношений. А ведь испытаний и на долю Марии Федоровны выпало немало. Выпускницу Саратовского медицинского училища мобилизовали на фронт в мае 1942 года. Она была назначена операционной медсестрой автобатальона санитарного поезда.

– Первую помощь раненым оказывали где придется, операции делали в палатках, землянках. Смерть и кровь – на каждом шагу. Иной раз бойцы кричат: сестрички, помогите. А помогать-то нечем, медикаменты и бинты не всегда успевали подвозить. То и дело сами попадали под обстрелы и бомбежки…

От волнения Мария Федоровна не может больше говорить, замолкает и ловит на себе повлажневший взгляд мужа. И лучшее, что я могу сделать сейчас для супругов, это вернуть их мысли в незабываемый сорок пятый год, в весну Победы. Тогда они были молоды, здоровы и полны надежд, хотя трудностей впереди предстояло ох как много. Ветераны с удовольствием вспоминают, как встречали День Победы, как ликовали вместе со своими боевыми товарищами. Исполнилась их заветная мечта, которая поддерживала в них силы жить, помогала выдержать самые неимоверные трудности: они своими глазами увидели поверженный Берлин, рейхстаг с водруженным над ним алым знаменем.

 

Еще в Шпандау молодые люди  решили не расставаться и в мирное время, близость которого уже не вызывала сомнений. Вместе они прослужили до осени 1945-го, когда Мария Федоровна приехала на родину – в Саратов. Матвей Фадеевич снял погоны только в августе 1946-го. Он хотел бы привезти жену в свой родной Ленинград, только вот ехать было некуда: многострадальный город-герой, откуда его призвали в Красную армию, лежал в руинах. Но самое страшное заключалось в том, что в годы блокады погибли мать и младший брат, а отец, машинист паровоза, умер от двустороннего воспаления легких. Вот и решили вчерашние фронтовики осесть в Саратове, да так и живут здесь по сей день.

Большая часть семейной трудовой биографии связана с Приволжской магистралью. Сначала вчерашний фронтовой водитель работал по своей специальности в железнодорожной больнице, а затем на протяжении сорока лет в восстановительном поезде умело управлял тягачом на базе танка Т-34, другой техникой. А бывшей фронтовой медсестре сам бог велел дарить больным милосердие и в мирной жизни, что она и делала три десятка лет в железнодорожной больнице.

 

Супруги Комковы вырастили дочь Людмилу и сына Владимира, теперь ветеранов радуют трое внуков и один правнук. Затянулись, казалось бы,  телесные и душевные раны; но нет, не отпускает их война до конца, хотя вот уже и 62-летие Победы на пороге. И сегодня, как и все предыдущие годы, не сядет Матвей Фадеевич обедать без алюминиевой ложки, подаренной ему на фронте другом-сибиряком, не дожившим до Победы. Вздохнет и вспомнит друзей-однополчан. В его-то душе эти люди остались вечно живыми, разве их забудешь? Только вот беда: не везде чтят героев, как подобает. Вот в Эстонии нынешние правители даже взялись воевать с могилами советских воинов. Разве это по-человечески?!

 

Но хватит сейчас о грустном. Мария Федоровна уже надела платье со своими наградами, принесла и мужу пиджак с позванивающими медалями. Через полчаса нужно идти на городскую встречу ветеранов Великой Отечественной войны и тружеников тыла. Хорошо, что вчера успел Матвей Фадеевич съездить на дачу, проведать ее после зимы. В Саратове снова зазеленела первая трава, тянутся к солнышку клейкие листочки, уже покрылись розовым снегом абрикосовые деревца. Одним словом – весна. А она и в восемьдесят шесть лет радует не меньше, чем тогда, в сорок пятом. Жизнь, отвоеванная с таким трудом, продолжается!

 

Василий Кузнецов

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31