13 июля 2020 04:35

13 июля 2020 04:35

Огненные шары в апрельском небе


В не столь уж долгой истории отечественной космонавтики дата полета Гагарина, 12 апреля 1961 года, надолго заслонила предшествовавшие ей даты и события. А ведь без всесторонней подготовки не было бы и этого прорыва в космос. Менее чем за четыре года до этого, 4 октября 1957 года, вся земля узнала и усвоила русское слово «спутник». Так что именно в эти дни мир отмечает 50-летие космической эры.
В не столь уж долгой истории отечественной космонавтики дата полета Гагарина, 12 апреля 1961 года, надолго заслонила предшествовавшие ей даты и события. А ведь без всесторонней подготовки не было бы и этого прорыва в космос. Менее чем за четыре года до этого, 4 октября 1957 года, вся земля узнала и усвоила русское слово «спутник». Так что именно в эти дни мир отмечает 50-летие космической эры.

Вот публикация, появившаяся на следующий день в газете «Правда»:

«В течение ряда лет в Советском Союзе ведутся научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию искусственных спутников Земли. Как уже сообщалось в печати, первые пуски спутников в СССР были намечены и осуществлены в соответствии с программой научных исследований Международного геофизического года. В результате большой напряженной работы научно-исследовательских институтов и конструкторских бюро создан первый в мире искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в СССР произведен успешный запуск первого спутника. По предварительным данным, ракета-носитель сообщила спутнику необходимую орбитальную скорость – около 6000 метров в секунду. В настоящее время спутник описывает эллиптические траектории вокруг Земли, и его полет можно наблюдать в лучах восходящего и заходящего Солнца при помощи простейших оптических инструментов (биноклей, подзорных труб и т.п.). Согласно расчетам, которые сейчас уточняются прямыми наблюдениями, спутник будет двигаться на высотах до 900 километров над поверхностью Земли; время одного полного оборота спутника будет 1 час 35 минут, угол наклона орбиты к плоскости экватора равен 65 градусам. Спутник имеет форму шара диаметром 58 сантиметров и весом 83,6 килограмма. На нем установлено два радиопередатчика, непрерывно излучающих радиосигналы частотой 20,005 и 40,002 мегагерц (длина волны около 15 и 7,5 метра соответственно). Мощности передатчиков обеспечивают уверенный прием радиосигналов широким кругом радиолюбителей. Сигналы имеют вид телеграфных посылок длительностью около 0,3 секунды, с паузой такой же длительности».
Тогда всё это было сенсацией. За первым спутником, крохотным по теперешним меркам, последовали другие – все крупнее и крупнее, затем в космосе побывали собаки Белка и Стрелка…

И только потом наступило 12 апреля 1961 года. Для всех это был большой праздник, а для нас, жителей земли Саратовской, – двойной, потому что первый космонавт Земли и учился в Саратове, и первый этот полет завершил в здешних местах. Кажется, уже всё на эту тему написано. Но так только кажется. Еще здравствуют очевидцы первого полета человека в космос, им еще есть чем поделиться с нами, своими потомками…

…День с утра выдался погожим. Юная жительница поселка Приволжский Рита Тахтарова вместе со своей бабушкой сажала картошку. Впрочем, «сажала» – это, наверное, будет не совсем верно сказано. Вот как она теперь, по прошествии стольких лет, вспоминает об этом знаменательном дне:
«Я сидела на ведре с картошкой – а понадобилось это только потому, что рядом с нами был маленький теленок, который всё норовил стянуть из ведра картофелину. Но это сидение продолжалось недолго. Вдруг я увидела в небе два огромных огненных шара. Я позвала бабушку: «Абикай, посмотри, какой большой огненный шар, даже два!» («абикай» по-татарски – бабушка). Еще я услыхала сильный выхлоп, вроде оглушительного выстрела. Сразу же в воздухе повисли и закачались два парашюта. Прошло еще мгновение, и уже по земле шагал человек, он приближался к нам, махал руками и кричал: «Я свой, советский человек, не бойтесь меня, я спустился с неба на аппарате, и меня ищут на земле. Помогите мне снять скафандр». Вначале его речь была не очень разборчива – именно потому, что он был в скафандре, но по мере того, как он подходил все ближе, слышалась лучше и громче. Он прошел с нами по двору, уже без шлема, бабушка напоила его парным молоком. Выглядел он очень усталым, лицо было желтое и осунувшееся, это даже мне, при моем малолетстве, бросилось в глаза.

Потом он повел нас к кабине, доставившей его на землю. Идти пришлось довольно долго. Он всё нам показывал, объяснял, переключая тумблеры. Потом, уже взрослой, я много думала о том, как нам повезло, что мы были один на один с космонавтом, ведь чуть позже у него просто времени на нас не осталось бы…
За разговором час-полтора прошли быстро. Только что, кажется, на поле, кроме нас, никого не было, но вот подъехали машины – видимо, с очень важными руководителями, к нам подошли люди. Стало очень шумно, особенно, когда тут же рядом сел огромный вертолет, поднялся столб пыли, ветер чуть не сбил с ног бабушку, не говоря уже про меня. Вертолет затих, из него вышли люди, устремившиеся к Юрию Алексеевичу Гагарину – его имя я уже знала. Его окружили со всех сторон, обнимали, так что мне уж и не подступиться было, и не рассмотреть всего. Однако я увидела, что его уложили на землю, на спину, стали снимать с него амуницию, отсоединять датчики, которых на нем было очень много. Делали это по его подсказкам, потому что сразу не могли до конца понять, где и что крепится.
Дальше все известно, об этом много писали. А наше недолгое знакомство с первым космонавтом планеты на этом закончилось, оставив самые теплые и прочные воспоминания».

 
Юрий Мурзандеев
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31