06 июля 2020 02:03

06 июля 2020 02:03

Островок памяти

Тысячи пассажиров, ежедневно проходящих через Саратовский вокзал, вряд ли задумываются над тем, какую историю он хранит в себе. И, наверное, мало кто знает, каким было первое вокзальное здание в нашем городе.
Только на старой открытке конца XIX века можно с трудом разглядеть маленький пассажирский вокзал Рязано-Уральской железной дороги.

Отечественная война изменила жизнь Саратовского вокзала. Тысячи пассажиров, ежедневно проходящих через Саратовский вокзал, вряд ли задумываются над тем, какую историю он хранит в себе. И, наверное, мало кто знает, каким было первое вокзальное здание в нашем городе.

Только на старой открытке конца XIX века можно с трудом разглядеть маленький пассажирский вокзал Рязано-Уральской железной дороги. Его жизнь была недолгой. Спустя несколько лет жители и гости Саратова стали свидетелями грандиозного строительства, после которого на привокзальной площади возникло огромное станционное здание. Проект реконструкции вокзала был подготовлен известным архитектором Петром Зыбиным.

 

В 1895 году Зыбин поступил на службу в управление Рязано-Уральской железной дороги. Должность старшего архитектора службы пути, которую более двадцати лет занимал Петр Митрофанович, вменяла ему в обязанности составление проектов железнодорожных построек, сооружений и ведение контроля за их строительством. Первая его работа – проект церкви-школы для детей железнодорожников, затем железнодорожная больница. Но главное, первоочередное, – вокзалы, вокзалы... Их было много – и на Рязано-Уральской, и на Уральско-Илецкой железнодорожных линиях. Курдюмский, Аткарский, Салтыковский, Ртищевский.

После реконструкции Саратовского вокзала взору пассажиров предстала изящная, нарядная и функциональная постройка. Проектом Зыбина был слегка изменен фасад главного корпуса и сделаны боковые пристройки, в которых разместились ресторан, залы ожидания и билетные кассы. Здание обрело законченный деловой вид, столь знакомый многим поколениям саратовцев и гостям города. В его облике появилось нечто специфично железнодорожное – башенки, флюгеры, четкость и симметричность контуров. Все эти детали были характерны для архитектуры крупных московских вокзалов.

 

С началом Великой Отечественной войны размеренная жизнь Саратовского вокзала резко изменилась. Наш город практически не подвергался налетам немецких бомбардировщиков. Но совсем рядом был Сталинград, где шли ожесточенные бои. На станцию Саратов-1 бесконечно приходили эшелоны с ранеными солдатами, которых первоначально размещали в здании вокзала. Было принято решение развернуть в Саратове сеть госпиталей. Над госпиталем, расположенным в здании средней школы № 45, шефствовали железнодорожники. Они помогали ремонтировать помещения, доставали необходимое оборудование для хирургических операций, строили подъездную дорогу к госпиталю. Из подсобного хозяйства дороги раненые постоянно получали овощи. Женщины-железнодорожницы поддерживали в палатах порядок.

А Саратовский вокзал распахнул свои двери для многочисленных семей рабочих заводов Москвы, Ленинграда, Полтавы, Ржева. Приезжая сюда, рабочие сразу вставали за станки, чтобы помочь фронту своим трудом. В августе 1941 года из Витебска в Саратов прибыл эшелон с оборудованием, семьями рабочих, инженерно-техническими работниками и служащими станкостроительного завода имени Коминтерна. Эвакуированное оборудование рабочие «с колес» монтировали в цехах саратовских предприятий, которые приступали к массовому выпуску снарядов.

 

Между тем обслуживание эшелонов на станции Саратов-1 все более усложнялось. Узел до отказа был забит грузовыми вагонами, которые не разгружались из-за отсутствия складских помещений. Ценное оборудование, сырье для саратовских предприятий занимали сотни необходимых для фронта вагонов, которые простаивали в течение нескольких месяцев. В связи с этим движение было почти приостановлено. Станция Саратов-1 перестала принимать товарные поезда из Аткарска, потому что свободных путей не было. Еще хуже обстояло дело с людскими эшелонами. Эвакуированные граждане, в основном женщины и дети, не могли получить даже хлеба. Работники буфета на Саратовском вокзале долгие часы ожидали доставки продовольствия из города. Рядом с вокзалом был открыт ларек, но и он не помогал снабдить всех эвакуированных хлебом. Была установлена жесткая норма – 200 граммов на руки.

Вот что пишет инструктор по информации горкома Всероссийской коммунистической партии большевиков Абкина: «В ночь на 14 октября 1941 года под снегом и дождем находилось несколько сот женщин и детей, так как здание вокзала не могло уже вместить ни одного человека. На станции ежечасно можно видеть душераздирающие сцены. Громко плачут голодные и продрогшие дети. А над ними рыдают матери, потерявшие надежду получить от саратовских организаций помощь, кусок хлеба и кров для своего ребенка на ночь. Пропускная способность комнаты матери и ребенка смехотворно мала. На две с половиной тысячи детей, ежедневно проезжающих через Саратов, в ней имеется только пятьдесят мест».

 

Саратовский вокзал не только принимал людей. Отсюда многочисленными колоннами отправляли немцев Поволжья в Казахстан. Высылка началась 28 августа 1941 года, когда был подписан указ Верховного Совета СССР о депортации российских немцев с территории Поволжья. Инструкция по выселению была разработана детально: куда и в какой срок уезжать, сколько можно взять с собой вещей и как поступать с детьми от смешанных браков. Чтобы хоть как-то справляться с бесконечными людскими потоками, дежурные по перрону и билетные кассиры Саратовского вокзала работали без сна и отдыха.

В 1977 году наш вокзал вновь был реконструирован. Теперь он имеет современный вид из стекла и бетона. Будете в дороге – оторвитесь на минуту от стакана с чаем и выгляните в окно – там островком памяти проплывает Саратовский вокзал.

Юлия Табакаева
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    1 2 3 4 5
6 7 8 9 10 11 12
13 14 15 16 17 18 19
20 21 22 23 24 25 26
27 28 29 30 31