17 января 2020 16:44

17 января 2020 16:44

фото: Татьяна Волченко

Стальная закалка

Железнодорожницу Клавдию Яковлевну Родионову с 95-летием поздравил президент России Владимир Путин

Телеграмма из Кремля была доставлена Клавдии Яковлевне накануне дня рождения, который она отметила 1 декабря в кругу большой семьи. Поздравительное письмо также пришло из правительства Саратовской области – за подписью губернатора Валерия Радаева. Железнодорожники поздравили юбиляра лично.
В понедельник, 2 декабря, к тёплым словам и добрым пожеланиям в адрес Клавдии Яковлевны присоединились начальник локомотивного эксплуатационного депо Саратов-Пассажирское Алексей Романов, председатель первичной профсоюзной организации Сергей Кузнецов, председатель совета ветеранов ТЧЭ-11 Надежда Сохина, заместитель председателя совета ветеранов Саратовского региона Таисия Беляева. Представительную делегацию виновница торжества гостеприимно встречала дома на улице Аткарской, где она вместе с дочерью проживает уже несколько десятилетий.

Из окна квартиры открывается вид на стальную магистраль и красавец-паровоз серии Э, установленный на территории ТЧЭ-11.

– На этом предприятии Клавдия Яковлевна трудилась более 30 лет, – рассказывает бывший сотрудник, машинист депо Геннадий Дорофеев. – И паровоз ей хорошо знаком: работала на таком же кочегаром в годы войны.

При упоминании событий почти 80-летней давности наша героиня тяжело вздыхает. Сороковые перечеркнули все её мечты и планы.

– Я хотела стать лётчицей. Техника меня интересовала. На уроках физики и математики задачки щёлкала как орехи. А вот правописание давалось с трудом, – вспоминает собеседница. – Учительница стыдила перед классом, велела правила повторять, а я после уроков портфель домой занесу и бегом на улицу. Хулиганкой росла.

В конце 1941-го в школу Баланды (ныне – город Калининск Саратовской области) пришли представители железнодорожного училища. Им нужно было отобрать несколько рослых и коренастых девчат для обучения в Аткарске на помощника машиниста паровоза. Семнадцатилетняя Клава попала в их число.

– Наша семья жила бедно. Мать работала дояркой, отец был водителем молоковоза. Та же незавидная участь ожидала и нас, трёх сестёр, – делится Клавдия Яковлевна. – Поэтому, когда речь зашла о возможности перебраться в город, я без раздумий согласилась. Даже обрадовалась. Но не знала, что ожидает впереди.

А перспектива оказалась нерадужной. Это стало понятно уже после первого рейса, в котором девушке пришлось перекидать 20 тонн угля. Вернулась из поездки с ломящей болью в спине и руках.

– И ничего ведь не поделать. Мы пытались сбежать с предприятия. Нас вернули под конвоем. Этот проступок нам с подругой сошёл с рук – первый раз оступились, а Женю с Тамарой осудили на семь лет – у них побег был четвёртым по счёту, – рассказывает собеседница.

О нарядах и танцах девчатам в годы войны даже думать было некогда: лишь бы выспаться да поесть.

– Что такое 300 г хлеба для молодого организма? – размышляет героиня. – Нам за счастье было, когда ставили в смену на санитарный поезд – там кормили кашей. Свой котелок я долгие годы хранила дома в память о том, что пришлось пережить.

На её глаза наворачиваются слёзы. С болью в голосе железнодорожница вспоминает, как буквально валились с ног от усталости и отсыпались в теплушках, прикреплённых к составу. В рейс в то время отправляли по две пары. Пока одна бригада трудилась, другая – отдыхала. Потом менялись.

– Ездили сообщением на Петров Вал. Ближе к Сталинграду нас не пускали. Видно, берегли поезда, доставлявшие оружие и военную технику к огневым рубежам, – предполагает собеседница.

Но грохот разрывающихся снарядов разносился на десятки километров. Не раз над стальной магистралью кружили немецкие бомбардировщики.

– Дядя Петя Пантелеев, наш сотрудник, всё подтрунивал надо мной: советовал в рейс запасное бельё брать, а то мало ли какая оказия с испугу может случиться, – шутит Клавдия Яковлевна. – А сам плакал украдкой. Я-то незамужняя ещё была, а у него – семья, ребятишки. Кто бы их кормил, если бы отец не вернулся из рейса? Но миновала нас горькая участь.

С 1944 года Родионова трудилась помощником машиниста. Доставляли грузы на Сенную, в Карамыш, Петров Вал, Ершов, Аткарск. Работали фактически без отдыха. За отказ выходить во вторую смену наказывали.

– Придёшь с ночи, а тебя в день ставят. Разве можно так? Усталость в сон клонит. Так и до беды недалеко. «Не поеду!», – говорю. Так меня – под арест. На пять суток отстранили от поездок! Мела двор да мыла пол в производственных цехах: провинившихся привлекали к исправительным работам. Стыдно было! Зато выспалась за это время, – говорит юбиляр.

За двадцать лет работы Клавдия Яковлевна досконально изучила паровозы. Во время рассказа о том, как перебивали сальники, подтягивали болты, её руки по привычке сжимаются в кулак, как будто удерживая рабочий инструмент.

– Обслуживать тепловозы было проще. Первый ТЭП3 на дороге появился в 64-м году, – подхватывает разговор Геннадий Сергеевич. – Но его сначала надо было освоить. Нам помогали инструкторы.

– Проводов там – тьма, – поясняет Родионова. – Если у паровоза всё на виду – случись поломка, сами могли устранить неисправность, то в новой технике попробуй разберись.

В Саратовском локомотивном депо Клавдия Яковлевна трудилась до 1974 года. Была кочегаром, помощником машиниста, составителем поездов. Последнее время – нарядчиком.

– По возвращении из поездки, бывало, спрашиваешь: «Бабушка, когда в следующий рейс?» –

«Такого-то числа, в такое время». А утром звонит: «Ген, собирайся на работу. Ехать некому. Выручай!» – отзывается о сотрудничестве Дорофеев.

Работать, по словам железнодорожников, с Родионовой было легко. Она уважала порядок в делах, отличалась дисциплинированностью, умела грамотно организовать рабочий процесс. И в общении с ней тоже было комфортно.

– Это очень жизнерадостный, доброжелательный и открытый человек. Камней за пазухой не держала. Когда случались неловкие ситуации, её во многом выручало отменное чувство юмора, – замечает бывший хранитель музея предприятия Николай Кротков. – Клавдия Яковлевна – активистка. Мы нередко собирались в совете ветеранов депо, она выступала на мероприятиях, любила исполнять песни. Как только запоют с сотрудницами «Барыню», весь коллектив собирался слушать.

Саратовскому локомотивному депо она посвятила всю свою трудовую биографию. На этом же предприятии машинистом работал её супруг Юрий Александрович. Дети, внуки и правнуки пошли по их стопам – стали железнодорожниками. Наша героиня с улыбкой рассказывает об их профессиональных успехах. Ей приятно, что второклассник Димка – самый маленький и самый любимый член большой семьи – любит рассказы о её рабочих буднях.

– Годы пролетели незаметно. Но здоровье в порядке! Врачи интересуются секретом долголетия. Говорю им: столько дел ещё впереди! Лет на десять хватит. Гуляем с подругами во дворе. Хозяйством занимаюсь, пока дочери нет. Надо жить и радоваться каждому дню! – утверждает наша героиня.

Она хлопочет, угощая гостей чаем и тортом. Интересуется результатами работы Приволжской дороги, достижениями сотрудников. Ей дорого внимание коллег по цеху. Искренне рада их видеть каждый раз. И, провожая, напутствует: «Приходите на следующий юбилей!»
Татьяна Волченко

Элемент не найден!

Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31