26 мая 2019 01:24
фото: Екатерина Кобзева

Осколок на память

Тяжёлое детство и военная юность закалили железнодорожника Николая Бобровского

Николай Бобровский в Верхнем Баскунчаке – настоящая легенда. Во время Великой Отечественной войны он героически сражался в составе танкового десанта, пленил дюжину немцев и чудом выжил после тяжёлых ранений.
Николай Бобровский в Верхнем Баскунчаке – настоящая легенда. Во время Великой Отечественной войны он героически сражался в составе танкового десанта, пленил дюжину немцев и чудом выжил после тяжёлых ранений. 

В гости к Николаю Фёдоровичу в канун годовщины победы в Сталинградской битве отправилась целая делегация: активисты Совета ветеранов, работники Приволжской магистрали, журналисты.

– Николай Фёдорович, мы пришли вас проведать. 

– Заходите, если без оружия! – с порога шутит наш герой.

Николай Бобровский живёт один. Дочь, сын и внуки часто навещают ветерана, каждый день звонят. Однако готовить еду и убираться в квартире этот сильный человек предпочитает самостоятельно.

– Мне всего 94-й год пошёл, – улыбается собеседник. – С такими пустяками могу без помощи справиться.

Он с детства привык преодолевать трудности и рассчитывать на собственные силы. На долю нашего героя выпало немало испытаний, но он стойко принимал все вызовы судьбы, не теряя мужества и присущей ему самоиронии.

– Жизнь у меня хорошая – не дай Бог никому. Я сын крестьянина, мать и вовсе была неграмотная. Когда вошли в колхоз, единственное семейное богатство – лошадь с телегой – отдали в коллективное хозяйство. Бедно жили, – вспоминает ветеран. 

В восемь лет, чтобы помочь семье, Коля стал работать пастухом. Ему доверяли стадо в 15 коров и два десятка баранов. Однажды случилось солнечное затмение. Бараны от испуга заголосили и мальчонка – тоже: кто кого перекричит. Взрослых рядом не было.

– Одна журналистка, слушая мой рассказ про детские годы резюмировала: «У вас – потерянное детство». Не согласен с ней: мы росли на на природе, на лошадях скакали, разные себе развлечения придумывали. Сейчас дети не гуляют, по домам сидят, – размышляет Николай Фёдорович. – Об одном жалею: вслед за ребятами в школу фабрично-заводского ученичества пошёл, зазорно было в обычной с девчатами оставаться. Хотя меня об этом даже наш учитель просил, говорил, что у меня способности. Я и правда лучше всех учился. Потом продолжить учёбу помешала война. 

Ветеран-железнодорожник активно интересуется политикой, переживает за Украину, за ситуацию в Донецкой республике. Он не может оставаться равнодушным наблюдателем, ведь воевал в тех краях, освобождал Мариуполь, город Токмак, Запорожье.

– В армию призвали 10 января 1943 года. Мне тогда было полных семнадцать лет, – рассказывает фронтовик. – Сперва нас отправили в Пензенскую область в школу сержантов. Служили в 37-й запасной дивизии 98 полка в 3-й учебной роте. После нас эшелонами перебросили в Сталинград, а дали приказ догонять фронт в составе 4-го Сталинградского Краснознамённого гвардейского мотопехотного корпуса. 

По воспоминаниям Николая Фёдоровича, этот марш-бросок стал суровым испытанием для молодых красноармейцев. 

– Почти месяц мы передвигались то бегом, то строевым шагом, то ползком с полной боевой выкладкой, – говорит ветеран. – Было трудно, не хватало провизии. Однако мы не жаловались, к тому времени уже привыкли недоедать. Сложности нас, бойцов, сплотили и закалили. Мы были очень дружны.

Задачу  с боями освободить Ворошиловград и Мариуполь наш герой выполнял в составе танкового отделения.

– Вы кино «Т-34» смотрели? – интересуется Николай Фёдорович. – Так вот, мне довелось участвовать в танковом прорыве. На машины приваривали дугу, на корпус усаживались по 12 стрелков, которые совершали молниеносные атаки на вражеские позиции. 

Преимущества такого наступления – мобильность и эффект неожиданности. Личная храбрость и дерзость были проявлены новобранцами в первом же бою за город Токмак Запорожской области.

– Я и Фёдор Дьяков – два сельских пацана из села Золотуха Ахтубинского района Астраханской области – взяли в плен дюжину немцев. Нам пообещали за это медаль «За боевые заслуги». Однако в третьем бою я получил тяжёлые ранения в руку, ногу и голову, – вздыхает Николай Фёдорович. 
Фронтовик попал сначала в санбат, затем в полевой госпиталь в Сталино и нейрохирургический госпиталь  в Баку. Осколок в правом предплечье от разорвавшейся мины остался у ветерана на всю жизнь.

– Спасибо азербайджанцам, кровь мне свою кавказскую влили. Может, поэтому долго живу, – улыбается наш герой. – В мае 1944-го после трёх операций отправили домой долечиваться.

В Харабалинском военкомате у бойца спросили: «Курок нажать сможешь?» Бобровский ответил утвердительно. Его отправили служить во внутренние войска МВД СССР.

После демобилизации в 1950 году Николай Фёдорович поступил в локомотивное депо учеником слесаря, а уже через пару лет сел в кабину паровоза, сначала в качестве помощника, спустя три года – машинистом. С 1955 по 1987-й он находился за правым крылом локомотива. 

– Когда отучился на курсах в Саратове, всё сдал на пятёрки, – отмечает железнодорожник. – Образование у меня невысокое, зато правду всегда в лицо говорил, ни перед кем не пасовал.

В 1987 году, выйдя на заслуженный отдых, Николай Фёдорович стал работать в Совете ветеранов: помогал пенсионерам, работал со школьниками. Свой рассказ о войне на встречах с детьми ветеран всегда заканчивал напутствием: «Учитесь упорно, всё делайте вовремя, используйте возможности, которые даёт вам жизнь, а нам не дала война…»

Екатерина Кобзева