23 марта 2019 06:07
фото: Личный архив

Обманчивая тишина

Весть о том, что придётся служить на Кавказе, саратовский призывник Борис Доценко воспринял спокойно, несмотря на тревожные телевизионные репортажи. Это был 2007-й.  
– Повестку из военкомата я получил почти через год после окончания Саратовского строительного колледжа, – вспоминает собеседник. – По распределению попал в Калач-на-Дону Волгоградской области в воинскую часть 3642 22-й отдельной бригады оперативного назначения Внутренних войск МВД. 

Бойцов этого подразделения сразу отправили в Ингушетию, где началась контртеррористическая операция. Наш герой к сослуживцам присоединился позже, в апреле 2008 года, после того, как прошёл надлежащую воинскую подготовку. Без неё срочников в горячие точки не отправляли. 

Тактическая группа, в составе которой служил саратовец, базировалась в Сунженском районе. Солдаты жили в палаточном лагере, разбитом недалеко от села Алхасты. В мае 2000-го там в ходе Второй чеченской войны произошло крупное боестолкновение. 

Населённый пункт расположен в живописном месте на левом берегу Ассы. Чуть западнее от него возвышаются Чёрные горы, там течёт Конч. Южнее – урочища Верхний и Нижний Матхалдук. Открывающиеся взору пейзажи очень красивы. Природа щедро одарила Кавказ завораживающими видами. 

– Ими можно было любоваться часами, – рассказывает Борис Михайлович. – Но гораздо большее впечатление на меня производили ночные дежурства. Было так тихо, что слышалось журчание реки, хотя она протекала в двух-трёх километрах. На рассвете начинал петь мулла. Его голос будто прорезал тишину, заставляя вздрагивать.

Служба у Доценко проходила относительно спокойно. Открытых боестолкновений в момент его нахождения в Ингушетии не было. Рядовые занимались в основном сопровождением спецбригад до места назначения. Порой доставляли сослуживцев в госпиталь, что находился в близлежащем более крупном населённом пунк-те. Для этих целей использовали БТР. 

Кроме этого, армейцы контролировали вопросы внутренней дисциплины. 

– Недалеко от пункта нашей дислокации был магазин, а поскольку за пределы охраняемой территории выходить было запрещено, мы следили, чтобы срочники не нарушали приказа, – уточняет собеседник.  

Местные жители не выказывали негатива в отношении военнослужащих. Последним приходилось по несколько раз в день выезжать к источнику за питьевой водой – своего в палаточном стане не было. Ингуши вели себя доброжелательно, даже дружелюбно. Хотя и не обходилось без инцидентов. Но это – дело рук не мирного населения, а боевиков. 

– В канун больших праздников нас задействовали для усиления, – поясняет ветеран боевых действий. – Так, перед началом нового учебного года, 31 августа, ребята охраняли поселковую школу. Завязалась перестрелка. Убитых не было, но один из рядовых получил ранение. На следующий день во время обстрела был ранен офицер. До госпиталя живым мы его довезти не успели. 

Ещё двое армейцев погибли и пятеро получили огнестрельные ранения вскоре после возвращения нашего героя в Калач-на-Дону. Это случилось 18 октября 2008 года, во время обстрела колонны военнослужащих на автотрассе Алхасты – Мужичи.  

– По возвращении на гражданку я поступил в СГТУ имени Ю.А. Гагарина, окончил его и устроился работать на Приволжскую железную дорогу, – подытоживает теперь уже заместитель начальника  Саратовской дистанции гражданских сооружений Борис Доценко.  

Татьяна Волченко
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28