16 февраля 2019 08:18
фото: Екатерина Кобзева

Книга как оберег

Роман Льва Толстого «Воскресение» помогал железнодорожнику не падать духом во время страшного сражения на Волге

В апреле прошлого года фронтовику Алексею Бабенко исполнилось 95 лет. Он любит шутить над своим возрастом и говорит, что прекрасно себя чувствует, вот только на улицу без сопровождающего выходить не может. В этом Алексей Андреевич всегда может рассчитывать на помощь дочерей Ольги и Надежды, внуков и правнуков.
События 75-летней давности Алексей Андреевич помнит отлично. Его часто приглашали на встречи поколений в школу-интернат № 8 ОАО «РЖД». Высокий, статный, с армейской выправкой ветеран легко увлекал ребят своими рассказами, и они слушали его, затаив дыхание.

Родился наш герой в селе Дворцовка на Ставрополье. Отец трудился путевым обходчиком, поэтому Алёша учился в железнодорожной школе-интернате. 

– В ту пору главным увлечением ребятни было чтение, – рассказывает Алексей Бабенко. – В школьной библиотеке выстраивалась очередь из желающих взять «Войну и мир» и «Воскресение» Льва Толстого. Четырёхтомник прочесть успел. А изучить «Воскресение» помешала война. 

Восемнадцатилетнего парнишку призвали на фронт в феврале 1942 года. Сперва отправили в Нальчик на двухмесячные курсы молодого бойца. Потом – сразу на Дон сдерживать натиск фашистов. Только силы были неравны.

– За Ростовом нас разбили. Стали отступать. До Сталинграда шли пешком. Я всю дорогу нёс ручной пулемёт, – вспоминает ветеран. – Меня определили в тяжёлую танковую бригаду. Знаете, в танке не так страшно: укроешься в нём и чувствуешь себя в безопасности. 

Чтобы солдаты немного передохнули, их вывели в район Бекетовки. 

– В июле 1942-го под Сталинградом стояла страшная жара. В деревне я искал, где можно напиться. Заглянул в один из домов, – продолжает Алексей Андреевич. – Посреди комнаты лежала большая стопка книг, а сверху – «Воскресение», которое не успел прочитать в школе.

С тех пор боец не расставался с книжкой. Особенно чтение помогало при авиа-налётах.

– У фашистов во время бомбардировки была цель сломить нас, испугать, и они на снаряды устанавливали специальные сирены. Звуковые бомбы падали со страшным рёвом, – говорит Бабенко. – Благодаря чтению я отвлекался от ужаса вокруг, забывался. Один глаз на противника, другой – в книжку. В этом находил моральную поддержку. 

Близ станицы Варваровка Сталинградской области 19 ноября молодого танкиста тяжело ранило. 

– Книгу я всегда носил в сумке. Однако, когда очнулся в госпитале в Александровом Гае, обнаружил, что её забрали в часть, – рассказывает Алексей Андреевич. – Конечно, расстроился, но потом подумал: «Мне она послужила, пускай укрепит дух другого бойца».

По окончании лечения Бабенко перевели в 36-ю танковую бригаду. После повторного ранения направили в 489-ю дивизию миномётного полка Юго-Западного фронта. Там молодой боец стал командиром отделения, а позже и взвода разведки.

– В задачу входило обнаружение огневых точек противника. Данные передавали на нашу батарею, и там принимали решение, каким прицелом, каким снарядом стрелять, – поясняет Алексей Андреевич. – Старались подползти поближе к вражеским позициям. Об опасности не думали. Задача одна – как можно точнее корректировать прицельный огонь по фашистам. 

Войну закончил в Латвии, севернее Риги, где взяли в окружение Курляндскую группировку. За неделю до Дня Победы бойца ранило в третий раз. 

– Интересное совпадение: осколочное ранение в Сталинграде было в левую ногу, в Прибалтике пулевое – в то же самое место, только на правой ноге, – отмечает ветеран. – В госпиталь ложиться отказался, лечился при медсанбате в нашей части. Не мог я проваляться в постели в те майские дни. Хотел принимать капитуляцию немецких войск, видеть врагов с понурой головой.

Так окончилась Великая Отечественная для Алексея Бабенко, кавалера орденов Красной Звезды и Отечественной войны I степени, награждённого боевыми медалями «За отвагу», «За оборону Сталинграда» и многими другими. 

После войны фронтовик работал в Институте по изысканиям и проектированию гидроэлектростанций. В Астрахань приехал воплощать проект Нижневолжской ГРЭС. С 1967 года стал железнодорожником – был принят в Астраханскую дистанцию пути мастером по земляному полотну. Уже будучи на пенсии, сам осваивал новые подбивочные машины ВПР австрийского производства и учил бригаду. О «Воскресении» не забывал и даже перечитывал на досуге. 

Однажды студентка факультета журналистики, снимавшая комнату в доме, где жил Бабенко, попросила ветерана рассказать историю о войне. Девушка оказалась землячкой Алексея Андреевича – родом с Кубани, из города Невинномысска.

– Она написала зачётную работу о «Воскресении» на «отлично» и в благодарность подарила мне этот томик, – говорит Алексей Андреевич, показывая книгу, которую считает своим оберегом. 
Екатерина Кобзева