24 мая 2019 06:21

Александр Николаев

Бригадиру аппаратного цеха по ремонту контрольно-измерительных приборов Ростовского электровозоремонтного завода (РЭРЗ) Евгению Васюку понадобилось 30 лет поисков, чтобы узнать о судьбе своего деда Леонида Аристархова, в ноябре 1941 года ушедшего на фронт и так и не вернувшегося домой.
Начальным местом его поисков стал Центральный архив Министерства обороны РФ в Подольске. Оперативные сводки, донесения, карты боёв и многие другие документы прошли через руки поисковика. Благодаря кропотливой и упорной работе, ему удалось сначала установить подразделение, в котором воевал дед, затем разыскать и списочный состав батальона. Во время своей последней поездки в Подольский архив поисковик нашёл документ с пометкой – 288-й разведбатальон 218-й стрелковой дивизии. В нём была информация: Аристархов Леонид Фёдорович, 1923 года рождения, рядовой, красноармеец, пулемётчик. Внизу стояла запись – вус (военно-учётный стол) № 2. Дальнейшие поиски подтвердили гибель всех пулемётчиков этого батальона.

Аристархов.jpg

– Мой дед, Леонид Аристархов, был призван в РККА в первых числах ноября 1941 года. С февраля 1942 года числился без вести пропавшим. Теперь-то я знаю, что он погиб 18 января 1942 года, будучи бойцом пулемётного расчёта, во время ожесточённых боёв, которые в то время велись в Лисичанском районе Ворошиловградской области (сейчас это Луганская область) между сёлами Берестовое и Николаевка. Жаль, что его мать и жена не узнают уже этого никогда, – рассказывает Евгений Васюк.

В ноябре 1941 года Стефания Аристархова, провожая на фронт своего единственного сына, предчувствовала беду. Обнимая его, она сказала: «Чувст­вую, сынок, что не увидимся больше». По воспоминаниям его супруги Тамары, Леонид сильно удивился реакции матери. «Рано ещё оплакивать. Я ещё повоюю. Вот увидишь, мам, мы победим». Но материнское сердце чуяло беду. Через несколько месяцев солдат пропал. По окончании войны мать пыталась разыскивать сына. Она посылала запросы в военкомат. Первый раз в апреле 1946-го, затем через год – в 1947 году. Ответ приходил не утешительный: «О вашем бойце никаких сведений нет».

– Моей единственной зацепкой была информация от бабушки, что с фронта дед отправил домой 2 письма. В одном из них он писал, что попал в Кизляр (Дагестан). Мне удалось выяснить, что в то время там была расположена 15-я запасная стрелковая бригада. В неё входили запасные полки, в том числе и 46-й запасной стрелковый полк, в котором обучали молодых ребят 1923 года рождения пулемётному мастерству. В списках я нашёл фамилию и своего деда, – говорит Евгений.


Пулемётчиков готовили 2 месяца. И уже 2 января 1942 года в Кизляре была сформирована маршевая рота для отправки на фронт. Далее Евгений нашёл документ о приёмке представителей 4-го отдела 218-й стрелковой дивизии, которая как раз участвовала в Донбасской операции. К январю 1942 года это соединение несло страшные потери. Маршевая рота № 01366 была отправлена на пополнение обескровленных частей. Практически все они погибли через несколько дней после прибытия.

– В 1942 году из маршевой роты уцелело только несколько человек. А до завершения войны дожил только один боец Борщёв, но и он погиб в мае 1945-го в боях за Берлин, – отмечает поисковик.
Юлия Сухарева