20 августа 2019 17:51
фото: Александр Дряев

Возвращение домой

Ей повезло: почти вся её семья выжила во время Великой Отечественной

Ветеран-железнодорожник Евдокия Савченко вспоминает военные годы.
Эта скромная и очень позитивная женщина – одна из немногих оставшихся сегодня свидетелей Великой Отечественной.

Когда началась война, Евдокии ещё не исполнилось и 15 лет. Отец, Семён Рябых, старшие дети – сестра Мария и брат Николай ушли на фронт. Дуся осталась с мамой Верой и младшим братом Володей, которому в 1941 году исполнилось всего лишь 8 лет. Жила семья в Ростове-на-Дону, в Ленгородке, на углу улиц Минераловодской и Депутатской. Интересно, что в этой большой и дружной семье, несмотря на перенесённые  тяготы, голод, лишения и плен, выжили все. Старший брат Николай незадолго до войны был призван в армию на срочную службу. Практически сразу был отправлен на обучение в Краснодарское военное училище. А ещё через 2 месяца Николай попал на передовую. Во время одного из боёв юноша получил ранение и попал в немецкий плен. До конца войны он находился в лагере для военнопленных. Семья долгое время считала его погибшим и оплакивала сына и брата.

– Так получилось, что во время переброски войск к нам с мамой заскочил его однополчанин, который рука об руку прошагал с братом не один километр, вместе участвовал в боях. Он рассказал, как их командир поручил Николаю разузнать, с какой стороны стреляет враг. Тот отправился выполнять задание, попал под обстрел и упал. Больше Николай не встал, сказал его друг. Более трёх лет наша мама жила с мыслью, что потеряла сына. И представьте, какая была радость, когда осенью 1945 года он вернулся домой! – делится воспоминаниями Евдокия Семёновна.

Во время наступления врага (на тот момент Евдокия уже окончила 7 классов и мечтала участвовать в освобождении родной земли) к ним домой пришли военные и попросили выходить на строительство укреплений. Дуся с охотой вызвалась, а мама одобрила.
Небольшую группу подростков повели на железнодорожную станцию Хапры. Была середина осени, всё время лил ледяной дождь. Она помнит, как ветер продувал её насквозь. Там, вспоминает Евдокия, их распределили по квартирам, а утром повели на работу. Подростки 13-16 лет, женщины и старики рыли противотанковые рвы. А ещё через неделю, когда немцы подошли совсем близко, всех участников работ распустили по домам.

– И я прибежала домой. Но буквально через пару дней Ростов во второй раз захватили немцы, через некоторое время мне вручили повестку явиться на биржу труда, это так тогда называлось. Делать нечего, пришлось выполнять это приказание. Оттуда нас привели на Ростов-Товарный, погрузили, как скот, в товарные вагоны. На полу в них не было даже соломы, чтобы прилечь, ничего, – вспоминает Евдокия Савченко.

Через несколько дней ростовских подростков привезли на железнодорожную станцию, расположенную недалеко от Бреста. Зарегистрировали, провели санобработку и на следующий день отправили в город Вупперталь.

– Приехали утром. Слышим: «Ауфштейн» – «Поднимайтесь». Выгрузили нас из вагонов и повели. Привели в какие-то бараки, где одни нары голые. А утром выставили нас всех во двор и стали отсчитывать, кого куда отправлять. Кого в домработники брали, кого на предприятия, заводы. Мы, ростовские, старались держаться вместе. Отсчитали нас 60 человек и повезли дальше под Золинген, в городок Оликс. Поселили в похожий на гараж барак – полы бетонные, окон нет, нары двухэтажные, ни соломы, ни тряпочки, и укрыться от холода нечем, – рассказывает о подневольных буднях Евдокия Семёновна.

На второй день повели на завод. Три года Евдокия Савченко с такими же советскими подростками трудилась на немецком заводе. Мастерами были несколько немцев-пенсионеров. Один из них, очевидно, был антифашистом. Евдокия Савченко помнит, как в один из вечеров, когда они с девушками сидели на своих нарах, прижавшись друг к другу, чтобы согреться, и плакали, он зашёл к ним в барак и объяснил, что плакать не надо: Ростов уже освободили советские войска и скоро фашисты будут разбиты.

В августе 1945 года Дуся вернулась домой. Она помнит, как боялась подойти к родному дому. А вдруг там никого уже нет, всех убили? И каким было счастьем, что мама и брат остались живы!

Вскоре вернулся из плена и брат Николай, затем сестра Мария, отец. Брат Николай устроился на железнодорожную станцию Ростов-Пристань. Вскоре убедил и Евдокию идти трудится на СКЖД.

– На железной дороге я проработала 35 лет. Сначала была техническим конторщиком на станции Ростов-Пристань, потом – оператором при дежурном по этой же станции. Вскоре станцию соединили с Кизитеринкой и стала я оператором при дежурном по станции Кизитеринка. Последние 10 лет перед пенсией проработала в Ростовском отделении дороги оператором в отделе учёта.
Мне радостно, когда я вспоминаю победный год, то, как восстановилось хозяйство, радостно смотреть, как развивается наша железнодорожная отрасль. Но до сих пор я не могу забыть тех вагонов, на которых везли нас в плен. Это никогда не должно повториться, – говорит Евдокия Савченко.
Юлия Сухарева