фото: Наталья Кузьмина

Репортаж из затопленного города

Уссурийск попал в эпицентр наводнения, разрушившего дома местных жителей

Тот день, 7 августа 2017 года, уссурийцы, чьи дома попали в зону сильного подтопления, запомнят как один из самых страшных в своей жизни. В беду попали более 500 семей железнодорожников. И сейчас, спустя десять дней, люди, потерявшие буквально всё, что было нажито за долгие годы, понемногу приходят в себя. Без слёз и причитаний они молча выносят на улицу горы испорченных вещей, отмывают от ила и грязи комнаты, вычищают машины, пытаясь навести хоть какой-то порядок в домах и в своих мыслях. «Жить как-то надо, – вздыхают они. – Не за горами холода».

Первый дом по улице Степаненко, или, как её ещё называют в народе, улице машинистов – здесь живут в основном работники эксплуатационного локомотивного депо Уссурийск, взял на себя основной удар воды, лавиной нёсшейся с сопок. Буквально за считанные минуты она, прибывая с огромной скоростью, сметала всё на своём пути.

– Сосед, услышав в 7 утра стук в дверь, решил открыть окно. Вместе с пластиковой рамой его мощной волной отбросило в глубь комнаты, – рассказывает пенсионер-железнодорожник, хозяин того самого дома-героя Вячеслав Славин. – Я же, успев закинуть на грузовик собак, зацепился за дерево. Два часа висел так, прощаясь с жизнью. Сильный поток не утихал, грозя свалить мою опору. А тут металлический гараж подхватило, как картонку, и со скрежетом понесло на меня.

Вячеслав Славин чудом остался жив. Спасали его зять и пятеро узбеков.

– Когда я уходил на пенсию полгода назад, в депо мне подарили резиновую лодку. Так вот на ней, рискуя собой, муж дочери и пробирался ко мне. А мужики, помогая ему, тянули тросом, – продолжает бывший машинист. – Рядом кричали люди. Мои соседи с ребёнком, тоже железнодорожники, едва успели выскочить из машины, даже не заглушив мотор. Вода, как цунами, поглотила её в один миг. Спасались они, как и я, на деревьях и столбах. Это был ужас. Никогда не думал, что со мной может произойти подобное. Да, все мы видели по телевизору людей, попавших в беду, сочувствовали им. Теперь я на себе прочувствовал, что это такое. Врагу не пожелаешь.

Вода поднялась у дома Вячеслава Викторовича почти до 1,5 метров. Некоторое время погреб сдерживал её поток. Потом, откинув с грохотом крышку, как пробку от шампанского, волна начала топить комнаты. «Живых» вещей практически не осталось. Техника вышла из строя. Покосило забор, баню. Гараж и джип потоком воды унесло в чужой огород. Погибли куры, кролики…

– Знаете, что мне жалко больше всего? Куст жимолости. Ему было больше 25 лет. Когда покупали, думали, что она домашняя, а оказалась дикая. Такая большая выросла, рясная, ягоды до осени приносила, – только и сказал напоследок Вячеслав Викторович, тяжело вздохнув.

Он оплакивал дом молча, наедине с собой. И только уставший безнадёжный взгляд выдавал всю силу этой потери.

Семья техника по расшифровке лент скоростемеров эксплуатационного локомотивного депо Уссурийск Ольги Мымриковой тоже не предполагала, насколько коварна вода.

– В ту ночь муж (он тоже железнодорожник, освобождённый бригадир дистанции искусственных сооружений) был на работе, дома с дочерью мы находились одни, – со слезами в голосе вспоминает Ольга. – Сильный дождь вывел реку из берегов. Вода подступила к крыльцу, и я молила Бога только об одном, чтобы она остановилась. Но вода резко начала прибывать. Испугавшись, мы с ребёнком и собакой, схватив документы, полезли на чердак. Паника началась, когда водой опрокинуло холодильник, и он стал плавать как поплавок, потом потоком подхватило диван, кресла, стол.

Если бы не крепкий забор и огромные витражные окна, за которыми, как вулкан, кипела вода, её поток достиг бы и второго этажа. Река, разлившись, по самую крышу затопила беседку, гараж. Дмитрий, муж Ольги, приехал на помощь семье вместе с волонтёрами. Если бы не они, говорят соседи, сложно даже представить последствия этого страшного наводнения. Детей, стариков, женщин вывозили на сушу на лодках.

– Мы этот дом построили три года назад. Столько души в него вложили, – рассказывает Ольга. – Всё делали своими руками. И вот теперь снова придётся его обустраивать, приводить в порядок. Фундамент от воды разбух и начал трескаться, появились дыры...

По словам заместителя начальника эксплуатационного локомотивного депо Уссурийск по кадрам и социальным вопросам Евгения Сапрыкина, дома железнодорожников, принявшие на себя удар стихии, требуют колоссальных вложений.

– Несколько дней мы вместе с оценочной комиссией ездили по затопленным районам Приморья, оценивая приблизительный ущерб. Даже на первый взгляд можно сказать, что люди понесли миллионные убытки, – отмечает он. – Из-за наводнения пострадали более 500 семей железнодорожников, более 100 из них – семьи ветеранов и пенсионеров железнодорожного транспорта. И им сейчас необходима реальная наша помощь – вещи, провизия, деньги на восстановление. Примерьте на себя их горе и не оставайтесь безучастными…


На фото: Семье бывшего машиниста Вячеслава Славина теперь предстоит начинать жить практически заново – из-за воды пострадало всё имущество пенсионера
Наталья Кузьмина
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/