19 января 2021 20:59

19 января 2021 20:59

фото: Георгий Куниловский

И на танке, и на автомобиле

От Харькова до Берлина прошёл военными дорогами железнодорожник Николай Рыжкин

Как всегда, перед майскими праздниками председатель первичной профсоюзной организации Комсомольского отряда ведомственной охраны Александр Кришталёв идёт навестить фронтовика, железнодорожника в прошлом Николая Васильевича Рыжкина. Во время таких встреч беседа их длится часами.

Обоим есть что вспомнить из общего прошлого. Например, о станции Комсомольск-Грузовой, где на паромной переправе Николай Рыжкин отработал 25 лет машинистом вагоноподъёмника, а потом как боец Комсомольского отряда Военизированной охраны Дальневосточной железной дороги охранял эту станцию ещё семь лет. А Александр Кришталёв в своё время организовывал охрану этой станции. А ещё оба они любят Амур. У Николая Рыжкина всё детство и послевоенные годы прошли на этой реке.

– С Комсомольском и Амуром, если не считать военные годы, у меня связана вся жизнь, – говорит Николай Васильевич. – На берегу реки стоял кирпичный завод, где работали родители, располагалась школа, в которой я учился. Сразу после школы я окончил курсы шофёров. А в 1942 году меня призвали в армию и направили учиться на механика в учебный танковый полк. В 1943-м я уже воевал на Первом Украинском фронте.

Александр Кришталёв внимательно слушает рассказ ветерана, боится его ненароком прервать. Николай Васильевич редко рассказывает о войне, тем более о своём первом боевом крещении. Тот день мог стать последним днём его жизни.

Тогда, 19 августа 1943 года, разведывательному танковому взводу, в котором служил Николай Рыжкин, поступил приказ отправиться в разведку. Поле, по которому шли танки, было засеяно подсолнечником и кукурузой, что осложняло видимость. Поэтому командир его танка не сразу заметил самоходные немецкие установки, зарытые в землю. Драгоценные секунды были упущены, что стоило жизни многим бойцам. Его самого оглушило ударом, а когда очнулся, то увидел, что снарядом танку снесло башню и погибли все, кроме него. Стал выбираться из машины и почувствовал, что и сам ранен. Добрался до своих. Потом был госпиталь. И снова – военные дороги,

– Вернулся в свою войсковую часть, – продолжает рассказ ветеран. – Тогда было мало водителей с правами, и меня направили служить шофёром. Возил сначала тяжёлую пушку, потом был водителем у полковых разведчиков, а затем – личным водителем командира полка. Вместе с полком прошёл Белоруссию, Прибалтику, Польшу, дошёл до Берлина. Когда война закончилась, вернулся в родной Комсомольск-на-Амуре, где и завершил свою трудовую деятельность.

Этой зимой Николаю Васильевичу исполнилось 96 лет. Здоровье уже не позволяет ему совершать прогулки, и он всё время дома. Окна его квартиры выходят на Амур. И это – единственная сегодня его связь с дальневосточной природой и рекой. Когда-то у него была моторная лодка. На ней Рыжкин бороздил амурские просторы. Этой лодки давно уже нет. Однако не о ней более всего сожалеет ветеран, а о том, что в силу возраста пришлось ему расстаться с любимым увлечением – живописью, копированием картин великих художников.

– Большинство своих картин я раздарил, – говорит Николай Васильевич. – Оставил немного, среди них и свою первую – копию картины «Рыболов-любитель» художника Василия Перова. С неё и пошло моё увлечение. Но с возрастом мне окончательно пришлось спрятать кисти. Глазами стал слаб, еле читаю. Только и радость, когда кто-нибудь из знакомых навестит меня.

Поэтому ветеран признателен Александру Кришталёву, когда тот навещает его. Председатель профкома обязательно приходит с подарком. И всегда обстоятельно рассказывает о том, какие события происходят на железной дороге. Ветеран внимательно слушает, ведь интерес к жизни, несмотря на возраст, он не потерял.


На фото: Первая картина, которую написал ветеран, – копия полотна «Рыболов-любитель» Василия Перова
Георгий Куниловский