23 февраля 2020 08:28

23 февраля 2020 08:28

фото: Наталья Кузьмина

Цветы среди железа

На Уссурийском локомотиворемонтном заводе растут пальмы и распускаются розы

Наверное, проще вырастить цветы в тундре, чем в цехе, где проходит переработка и утилизация вредных гальванических стоков. Испарения от кислот и щелочей и шумовые вибрации создают сложные условия не только для людей, но и для растений. Между тем женскому коллективу станции нейтрализации Уссурийского локомотиворемонтного завода (входит в ГК «ЛокоТех») это удалось. За 15 лет они вырастили здесь свой зимний сад.

Среди брутального железа – огромных баков, напоминающих самовары, мощных реакторов и труб, расползшихся по красным кирпичным стенам, зелёный оазис выглядит как кусочек рая в пустыне.

– Летом через вентиляцию к нам залетают маленькие птички. Смотришь на цветы, слушаешь их весёлый щебет, и на душе хорошо становится, радостно, – улыбаясь, начинает рассказывать старший аппаратчик Галина Торгашева. – А началось всё 15 лет назад, когда я вслед за мужем, который работает здесь электриком, устроилась на завод. Тогда коллеги принесли мне засохшее вьющееся растение, которое называют берёзкой. Я выходила его, и вот, смотрите, какая замечательная зелёная стена получилась. А дальше – больше. Из косточки вырастила финиковую пальму, развела красные розы. Сегодня у нас около 70 больших и маленьких горшков с растениями, расположенными на разных уровнях станции. Здесь у нас химия, цветы очень тяжело приживаются. Их нужно поливать, 40 вёдер воды уходит за раз – по одному на крупную кадку. Бывает, посажу росток, а он гибнет, не хочет приниматься. Поэтому в каждое растение приходится вкладывать душу. Когда ухожу в отпуск, сердце болит – девочки хоть и ухаживают, но цветы желтеют, чахнут. Возвращаюсь – сразу обстановка нормализуется. Одним словом, живые.

А специфика работы у коллектива станции – серьёзная.

– Мы в баках варим «кашу» из стоков, – образно объясняет Галина Николаевна. – Сюда закачиваются отходы гальванического производства – металлическая стружка, её мы «солим» и «перчим», добавляя кислоту и щёлочь. В итоге получается чёрный осадок, который падает на дно реактора, а сверху образуется слой воды белого цвета, её мы сбрасываем в канализацию. Осадок же перерабатываем в барабанах и затем высушиваем в печке. Получаются камушки, которые впоследствии утилизируем. Такая экологическая цепочка. Работа вредная. Сейчас, например, нет стоков, поэтому тихо. Если же включаем мощную вентиляцию – стоит шум. И запах, конечно, присутствует, особенно когда кислоты в реакцию вступают. Растения нас, можно сказать, спасают. Это эффективный и дешёвый способ очистки воздуха. Листья – лучший фильтр для загрязнений. Они создают особый микроклимат, благодаря испарениям воды, воздух становится более влажным, и дышится полегче.

По словам коллеги Галины Оксаны Колесниченко, которая три года работает аппаратчиком, «зелёное» увлечение вносит в ответственные, но монотонные заводские будни особое настроение.

– Все, кто приходит к нам на станцию, восхищаются. Даже несколько минут, проведённых в зимнем саду, дают эффект релаксации. Кругом одно железо, психологически это вынести тяжело, особенно тонкой женской натуре, – говорит Оксана. – А полюбуешься садом и отпускает.

Как отмечает Галина Торгашева, здесь выживают не все растения, большинство гибнет.

– Парадокс в том, что они не только приспосабливаются под условия жизни, но и к людям «привязываются». В кабинете начальника участка гальваники Александра Королёва стоит лимон, – рассказывает она. – А чтобы вы понимали – у нас одно из самых вредных производств на заводе, кислотное послевкусие здесь витает в воздухе. Так вот, наш руководитель решил спасти «друга» и отнёс его домой. И лимон перестал цвести, плодоносить. Пришлось вернуть его на место.


На фото: Оксана Колесниченко и Галина Торгашева (слева направо) встречают гостей в своём «палисаднике»
Наталья Кузьмина