06 апреля 2020 01:52

06 апреля 2020 01:52

фото: Наталья Кузьмина

Вкус настоящего хлеба

Спустя 75 лет уссурийский ветеран вспоминает, как советские люди приближали Победу

Фаина Максимовна Горбачёва работать на железной дороге начала в 1943 году, когда ей едва исполнилось 14 лет. Станция Завитая, расположенная в Амурской области, круглосуточно отправляла на фронт эшелоны с продовольствием и техникой. Маленькая девочка была вызывальщиком кондукторских и локомотивных бригад – и днём, и ночью она бегала по домам, оповещая людей о предстоящей поездке.
К 75-летию Победы.jpg
– Порой машинист раздеться не успеет, а я уже стучу в дверь. Жена причитает: муж сутки на ногах, без сна. А паровоз уже стоит в ожидании на станции, медлить нельзя, – вспоминает труженик тыла Фаина Горбачёва. – Любой проступок, опоздание по законам военного времени строго карались. Холода-то у нас в Амурской области сильные, ранние. Помню, дорога вся инеем покрыта, а я бегу босиком, плачу. Сяду куда-нибудь, ладошки под стопы подставлю, платьюшко натяну на колени и грею ноги. Бывало, засыпала, а часов-то нет, подскочу, перепугаюсь и снова бежать.

Семья Фаи была большой – 8 детей. Родители – переселенцы с Украины. Она – самая младшая.

3-11.jpg

– Я родилась с больными ножками, калечка, одним словом. А тогда детей записывали в метрики после 6 недель, ждали – выживет или нет. Отец наш был человек учёный, два класса закончил, а потом работать пошёл. Ещё до войны его взяли старшим кондуктором на железную дорогу. Он меня и устроил на станцию в 1943-м, жили-то мы очень голодно, – продолжает она. – Любая копейка была на счету. Получала я 320 рублей, батя – 380. Булка хлеба на рынке стоила 120 рублей. Раз в месяц я всегда покупала буханку, ртов много. Мы даже вкус хлебный забыли. Это было самым вкусным угощением.

А однажды Фаю посадили на гауптвахту.

– Прибегаю на станцию, смотрю: женщина с винтовкой стоит. Сразу поняла: за мной. Я, отработав чужую смену, в свою не вышла, – говорит она. – Мне дали пять суток. Когда увидела топчан, была счаст¬лива – хоть отосплюсь. Да и кормили посытнее, чем дома. Ведь что мы хорошего-то видели? Кругом голод, боль, слёзы. К нам на станцию со всего района привозили новобранцев. Однажды слышу, ребята поют, они вчера только сдали экзамены в школе, а сегодня их грузят в эшелоны, отправляют в самое пекло войны – под Москву. Только не дошёл состав, разбомбили его немцы, погибли наши мальчишки и девчонки. Плач стоял в деревне жуткий – матери в избах голосили. Я уши затыкала, так страшно было. Мне тогда казалось, что я свою жизнь прожила уже. А когда вся страна отмечала Победу, у нас началась война с Японией. Газет не было, все новости мы узнавали на железной дороге. Шла передислокация войск с запада на Дальний Восток. И снова мы затянули пояса…

Вкус настоящего хлеба Фаина попробовала только в конце 1946 года.

– Это вкус мирной жизни. Мы плакали от счастья, – говорит она, и слёзы снова катятся по её лицу. – В 1950-х мы переехали в Приморье, в Уссурийск. Брат мужа нас перетащил за собой. Я устроилась в НГЧ сначала уборщицей, а так как толковая была, меня назначили бригадиром, мы занимались ремонтом помещений, а потом заведующей железнодорожной бани стала. Там трудилась 20 лет. Баня работала в две смены. При билете в 20 копеек в месяц мы сдавали выручку на 5 тысяч рублей. В 1984 году вышла на пенсию, но не оставила работу. Так до 1995 и трудилась, а это, считай, больше полувека. Вот и вся моя жизнь…


На фото:  Войну Фаина Горбачёва всегда вспоминает с болью и слезами на глазах.

У нашей героини много наград – и военных, и железнодорожных. Самая дорогая из них – «За Победу над Германией», в которой есть и её вклад.
Наталья Кузьмина
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
          1 2
3 4 5 6 7 8 9
10 11 12 13 14 15 16
17 18 19 20 21 22 23
24 25 26 27 28 29