12 июля 2020 22:05

12 июля 2020 22:05

фото: Оксана Недбайло

С точностью до микрона

За годы работы на Уссурийском локомотиворемонтном заводе Олег Левин стал виртуозом гальваники

На Уссурийский локомотиворемонтный завод (входит в ГК «ЛокоТех») наш герой устроился 20 лет назад. Сегодня Олег Левин руководит бригадой гальванического цеха – уникального выделенного производства, подобного которому в Дальневосточном регионе нет. Здесь продляют жизнь всевозможным агрегатам локомотивов, восстанавливая их покрытие.

Чтобы попасть на участок гальваники, надо преодолеть несколько этажей крутой лестницы. Её обрамляют блестящие никелированные перила.

– Дело рук наших мастеров, – улыбаясь, объясняет начальник участка гальваники Александр Королёв. – В свободное время, хотя мы плотно загружены заказами, стараемся помогать наводить красоту на заводе. В цехе трудятся высококвалифицированные специалисты, которые не делят работу на свою и чужую, всегда поддерживают все инициативы, помогают молодёжи адаптироваться. А за моральный дух коллектива отвечает бригадир Олег Левин. На нашем вредном производстве техника безопасности – задача номер один, ведь подход человека к работе зависит даже от его настроения.

Гальванический цех напоминает небольшой город. Жизнь здесь кипит. Всевозможные трубы, краны, ванны, возвышающиеся на постаменте, ёмкости, станки. Мощная вентиляция с шумом втягивает химические пары, но в воздухе всё равно чувствуется повышенная «кислотность».

– Производство тяжёлое. Температура около ванн достигает порой 50 градусов. К нам поступают грязные детали локомотивов, а на выходе, вот смотрите, они выглядят как новенькие, – рассказывает Олег Вячеславович. – Сам по себе материал подвержен коррозии, и срок его службы не слишком велик. Поэтому применяется метод, при котором на поверхность сырья в растворе электролита с использованием электрического тока наносится тонкий слой другого металла. Покрытия делаем самые разные – медь, олово, хром, цинк, бронза и т. д. Требования у заказчиков разные: кому-то необходима матовая поверхность, кому-то блестящая. Кроме этого сталью наращиваем детали до нужного размера, например, вкладыши для дизелей локомотивов. Тоже работа непростая, можно сказать, ювелирная, требующая высокой квалификации и уважительного отношения к охране труда. Точность до микрона. В производстве заняты 12 гальваников и один лаборант. Мы работаем в две смены, последняя заканчивается в два часа ночи. Тоже, согласитесь, нестандартные условия. Но к такому распорядку мы давно привыкли. Все заказы выполняем качественно. Загрузка цеха за последние годы заметно выросла, но пока мы справляемся своими силами.

Сам Олег Левин пришёл на завод в сложные постперестроечные времена, когда производство лихорадило, а бизнес банкротился.

– До этого я работал осмотрщиком-ремонтником в вагонном депо. Но в какой-то момент трудности стали заметны даже там. Перешёл на УЛРЗ, в гальванический цех, – продолжает он. – Адаптировался быстро, все, кто остаётся в профессии, выносливые и физически крепкие люди. Конечно, есть у нас крановое оборудование, но по большей части труд ручной. Попробуй опусти-подними деталь весом 15–20 кг, да не один раз за смену. Поэтому молодёжь не выдерживает. А уж кто остался, тот прикипает к заводу. Азы можно освоить за год, а вот мастерство оттачивается изо дня в день. В нашем деле очень важны внимательность, точность, крепкие знания по физике и химии, ведь мы используем в работе серную и соляную кислоты. А ещё необходимы желание, самоотдача и трудолюбие. Гальваники – представители редкой профессии, которую мы стараемся передавать из рук в руки.


На фото: Олег Левин обучает тонкостям гальваники молодых, наставничество он считает важной частью профессии
Наталья Кузьмина