28 мая 2020 08:15

28 мая 2020 08:15

фото: архив семьи Пархоменко

На стройках закаляется характер

В мае 1982 года БАМ встретил Олега Пархоменко залитыми лиловой дымкой цветущего рододендрона таёжными сопками. Такой красоты в крымских степях не найти. Это и определило на долгие годы судьбу строителя БАМа.
45 bam.jpg
– Я устроился в самую большую мехколонну, № 94, треста «Бамстроймеханизация» и сразу же был командирован на трассу, – вспоминает Олег Пархоменко. – Брат моей жены Любы приезжал в отпуск в Крым и очень воодушевлённо рассказывал об отличном бамовском обеспечении и больших перспективах. Я в то время трудился на мелиорации колхозных полей. Зарплаты в Крыму были слабенькие. «Стройка века» гремела на весь Союз. Недолго размышляя, я решил попробовать. Меня взяли бульдозеристом и прямиком отправили на Мурурин. Сегодня этот участок относится к Северобайкальскому региону Восточно-Сибирской железной дороги. Разъезд Мурурин, расположенный на границе Забайкалья и Якутии, является самой высокой точкой БАМа и железных дорог России.

Добраться в пункт назначения было не так просто. Поезд шёл до Усть-Нюкжи, оттуда работяги ехали на вахтовках, КрАЗах и «Магирусах». От Хани полсуток добирались по бездорожью.

– В письмах Олег писал, что Мурурин – место очень красивое. Кругом горы – с одной стороны Кодарский хребет, с другой – Удокан. Но ему без семьи тоскливо и одиноко, – рассказывает его супруга Любовь Пархоменко. – В августе я уже была на Мурурине. Увидев условия, в которых нам предстояло жить, рыдала трое суток. Нам дали половинку вагончика с отоплением и привозной водой. Я устроилась на работу – помогала геодезисту делать разметку трассы. Забайкальский климат был непривычным для меня – солнце жгло, при этом ноги в резиновых сапогах мёрзли. А ещё я вспоминаю огромные поляны брусники. Постепенно обвыклись на новом месте, подружились с другими семьями. В октябре поехала за двухлетней дочкой Иришей. Морозы стояли под минус 40. Вахтовки нас отказывались брать – на машине с малышом ехать было опасно. Мы добрались на поезде до Хани, а оттуда вертолётом. К Новому году для детей организовали праздник. «Огонёк» проходил в столовой. Олег нарядился Бабой Ягой – это был очень счастливый момент нашей молодости.
После Мурурина семья отправилась на участок «Союзный» за Чарой, а потом на «Встречный». После стыковки на Балбухте Пархоменко переехали в Тынду, где обосновались в маленькой квартире в бараке. Ирина пошла в детский сад «Ёлочка», а молодая мама устроилась туда же няней. С тех пор минуло целых 35 лет, и сегодня Любовь Александровна, педагог с большим стажем, продолжает воспитывать подрастающее поколение.

Олег Леонидович всю жизнь трудился на трассе. После завершения строительства БАМа работал в Якутии. Невозможно сосчитать, сколько было пройдено на бульдозере километров насыпей, подъездных путей, откосов, карьеров. Труд механизатора отмечен государственной наградой – медалью «За строительство БАМа». Перед выходом на заслуженный отдых Олег Пархоменко успел поработать и на строительстве БАМа-2, производил земляные работы под новенькие разъезды Федосеев, Побожий, а также в парке приёма станции Тында.

– На строительстве ветки Улак – Эльга я сел на мощный японский бульдозер Komatsu D355 весом 56 тонн, – рассказывает ветеран БАМа. – А до этого работал на отечественной технике, к которой всегда относился бережно.


На фото: На возведении железных и автомобильных дорог Олег Пархоменко трудился 35 лет
Вера Григорьева