21 июля 2019 02:54
фото: архив семьи Гуторовых

Прага. Май 1946-го

Война и жизнь сохранились в фотографиях семейного альбома Гуторовых

С пожелтевшей от времени фотографии смотрит парень в военной форме. Ясный, твёрдый взгляд человека, знающего цену жизни. На груди – ордена и медали, соединившие подвиг с глубокой болью потерь. Рядовой Василий Мисюра отмечает в Праге первую годовщину Победы. Снимок символичен: за спиной – полуразрушенная снарядами стена. На столе – аккуратный натюрморт из фруктов и графина с вином. Мирная изысканность диссонирует с пистолетом, спокойно лежащим рядом.

Этот чёрно-белый снимок, как и другие фронтовые фотографии, бережно хранится в семье ветерана-железнодорожника, труженика тыла Лии Фёдоровны Гуторовой. Её родной брат Василий Мисюра служил в воздушно-десантных войсках. Окончил герой свою войну в Чехословакии, вернувшись с победой домой, в родное Приморье.

– О войне вспоминать не любил, а с возрастом лишь плакал, когда дети начинали расспрашивать его о фронтовых буднях, – рассказывает Лия Фёдоровна, несколько лет назад полностью потерявшая зрение. Но память помогает ей возвращаться в прошлое. 

Спустя мгновение мы находим ещё один старый снимок. На нём свёкор моей героини Игнат Гуторов, погибший в 1943-м под Сталинградом. Лия Фёдоровна не может сдержать эмоций. Она целует фотографию, словно душой соприкасаясь со своими родными, которых давно уже нет. 

…Когда началась война, Лие было 12 лет. Первые три года для многодетной семьи стали неимоверно сложными. Запасов никаких не было. Старшие братья ушли на фронт.

– Крапива и щавель весной не успевали отрастать. Позже мы начали выращивать сою, тыкву и кукурузу впрок, чтобы прокормиться, – вспоминает она. – Всю войну работали на колхозных полях наравне со взрослыми. 

Со своим будущим мужем Лия познакомилась в сельском клубе. Она перепрыгивала через канавку, спеша на танцы, и неожиданно оступилась, а он удержал. 

– С тех пор мы были неразлучны. Андрей – из редких машинистов-универсалов депо Смоляниново, которые водили не только паровозы, но и тепловозы, и первые электровозы, – продолжает Лия Фёдоровна. – Мы жили в посёлке рядом с тупиком. Когда туда подъезжал муж, его паровозный гудок узнавали все: он звучал по-особому. Андрей ещё во время войны, в 15-летнем возрасте, начал работать кочегаром паровоза, потом был помощником машиниста и, наконец, машинистом. Физически работа была очень тяжёлой – три тонны угля надо было перекидать, пока едешь от Смоляниново до Партизанска, и столько же на обратном пути. Но паровозы Андрей любил всей душой. 

Семья жила в Смоляниново на улице Машинистов.

– Нашими соседями были папины друзья, с которыми он работал. Один из них – Герой Социалистического Труда Александр Аверков. В 1963 году, когда депо перешло на тепловозную тягу, Аверков одним из первых сел за правое крыло в кабине тепловоза и три года без устали водил свой ТЭ-3, – говорит дочь Андрея Гуторова Наталья. – Мы все жили, как одна большая семья. Помню, как «вызывные» (люди, которым надо было оповещать бригады о необходимости явиться в депо) громко в любое время дня и ночи выкрикивали имена машинистов. Раньше чётких графиков работы не было, как, впрочем, и телефонов, поэтому все жили рядом.

Сама Лия Фёдоровна, когда подросли дети, тоже решила устроиться на железную дорогу.

– Я была и санитаркой в «скорой помощи» в линейной поликлинике, и кочегаром, и уборщицей в ШЧ. Специальности-то не было, а тяжёлого труда я не боялась, – говорит ветеран. – Муж умер через два года после того, как вышел на пенсию. Это было в 1998-м. Мне на днях исполнилось 90. Но и сейчас, когда слышу гудок локомотива, понимаю: жизнь продолжается…


На фото: Советский десантник Василий Мисюра свою войну окончил в Чехословакии
Наталья Кузьмина