16 октября 2019 06:14
фото: Георгий Куниловский

Ловец дефектов, трещин и зарубов

Дефектоскопист ремонтного вагонного депо Комсомольск Михаил Качан каждую неделю находит и отправляет в брак одну-две детали с подвижного состава. И это только те детали, которые визуально не вызывали тревоги, но в будущем могли стать причиной схода вагона.

Самой опасной во всём мире принято считать профессию сапёра, который, как известно, ошибается один раз. Ошибка дефектоскописта может быть не менее серьёзной. Конечно, он сам не погибнет, но в случае схода могут пострадать другие люди и может быть нанесён колоссальный материальный ущерб. То, насколько ответственна его будущая работа, Михаилу Качану крепко-накрепко внушили в Читинском учебном центре профессиональных квалификаций, где он получил специальность дефектоскописта семь лет назад. 

– Учили нас жёстко, – рассказывает Михаил Владимирович. – Преподаватели, асы своего дела, никаких скидок на молодость не делали. Мне с гуманитарным юридическим образованием пришлось вникать в законы физики и сопромата. Кому-то может показаться странным, но это оказалось интересно. 

Сегодня, спустя семь лет, Михаил Качан имеет шестой разряд по своей специальности. Для дефектоскописта депо – это потолок. Он мог бы стать мастером и возглавлять коллектив дефектоскопистов, что ему неоднократно предлагали, но он отказывался. 

– Это не моё, – говорит Михаил. – Мне интересен сам процесс дефектоскопии. Методики в этой области всё время обновляются. Только успевай осваивать. 

И наш герой освоил уже магнитопорошковый, ультразвуковой и вихретоковый виды неразрушающего контроля. Имеет два вторых уровня сертификации по неразрушающему контролю. Это даёт ему право контролировать работу 20 дефектоскопистов депо. Но сам он мечтает пройти специализацию по такому разделу ультразвукового контроля, как сварочные соединения. 

Некоторые удивляются: зачем ему всё это надо? После каждого переобучения зарплата всё та же, прибавляются только обязанности. Многие его коллеги-дефектоскописты тоже имеют шестой разряд, но они отвечают только за свою работу. А Михаил обязан ещё сделать окончательное заключение в спорных случаях по той или иной детали, а то и взять на себя ответственность за чужую работу. Здесь, как в Священном Писании: многие знания приумножают печали. Часто приходится настаивать и проявлять характер. Потому что каждое замечание опытного дефектоскописта кому-то обязательно прибавит работы. А кому это понравится? Сдельщик, например, желает ремонтировать деталь с минимумом затрат. А Михаил может найти в детали столько дефектов, что работы у сдельщика удвоится. Учтёт даже те мелочи, которые длительное время угрозы для безопасности движения представлять не будут. Но, по мнению дефектоскописта, такие дефекты в металле как раковые клетки в организме, которые со временем обязательно приведут к «болезни». 

– И здесь его деятельность можно сравнить с работой доктора, – говорит мастер Роман Тихомиров, которому подчиняются дефектоскописты депо. – Для деталей подвижного состава тоже приходится определять диагноз, находить в их конструкции даже малейшие недуги и следить за тем, чтобы процесс лечения был максимально эффективен. И, образно говоря, Михаил Качан – хороший доктор. Его диагноз ни разу не был ошибочным. 


На фото: Михаил Качан считается в депо самым технически подкованным дефектоскопистом 
Георгий Куниловский