19 ноября 2019 07:57
19 ноября 2019 07:57
фото: Оксана Недбайло

Литейщик по призванию

Бронзовых дел мастер работает с горячим металлом более тридцати лет

Таких уникальных специалистов, как Виталий Боцян, надо ещё поискать. Он принимал участие в строительстве вертолётов, кораблей и подводных лодок. А сегодня занимается тепловозами на Уссурийском локомотиворемонтном заводе (входит в группу компаний «ЛокоТех»). Литейщик с 30-летним стажем – ценная находка для любого предприятия.

Наше интервью проходит рядом с литейным цехом, в кабинете, куда постоянно заходят люди. Даже сквозь толстые стены слышно, как завод, словно оркестр, настраивающий инструменты перед концертом, выдаёт несмолкаемую какофонию самых разных звуков. Поэтому ты не только внимательно вслушиваешься в речь собеседника, но и пытаешься читать взглядом его мимику, жесты, эмоции. Виталий Степанович постоянно прячет большие натруженные руки. Именно они выдают историю жизни моего героя. Он не боится тяжёлой работы, привык всё делать на пределе возможностей, надёжен и основателен. И при этом, несмотря на отшлифованный и закалённый судьбой характер, чувствуется его тонкая и поэтичная душа. 

– Сегодня мне выходить в ночную смену. Люблю работать, когда завод замирает и наступает тишина, – улыбаясь, рассказывает мой собеседник. – Она не отвлекает, а наоборот, погружает, возвращая к себе. В этот момент я испытываю особое удовольствие от профессии, в которой всю жизнь. Сейчас, например, лью бронзу: это очень красивый жёлтый металл. Им можно любоваться бесконечно, как произведением искусства. Из бронзы мы делаем межосевые подшипники для колёсных пар. А это уже проза жизни. 

Начинал осваивать профессию Виталий Боцян на Арсеньевском авиационном заводе «Прогресс».

– Втянул меня в эту «историю» товарищ. Было это в 1986 году. Потом перешёл на военный судоремонтный завод «Аскольд», где занимался чугунным литьём. Мы изготавливали арматуру для надводных боевых кораблей, атомоходов, – рассказывает наш герой. – А в 2006 году меня командировали на локомотиворемонтный завод поделиться опытом, а в итоге я здесь и остался. О чём абсолютно не жалею. Везде своя специфика, свой уровень профессионального мастерства, требующий новых навыков. 

Быть литейщиком – удел избранных. Даже в XXI веке это практически полностью ручной труд. 

– Новичкам приходится довольно сложно, поэтому многие, попробовав, уходят. Металл – живой, он шуток не любит, требует к себе уважительного отношения. Не дай бог, вода попадёт в раскалённую массу – получится маленький взрыв. Легко можно пострадать, – продолжает Виталий Степанович. – Литейщик должен быть не только сильным, но и выносливым: за смену приходится перетаскивать несколько тонн металла. Поначалу мне было очень тяжело, даже хотел уйти. Со временем втянулся, приноровился к нагрузкам. Мы работаем по семь часов, технология непрерывная, поэтому выходим в смены и днём, и ночью. Всё делаем руками, механизации практически нет. Летом, когда на улице жарко, в цеху могут лопаться градусники. Около печи температура порой доходит до 80–100 градусов. А если учесть тот факт, что на тебе плотная суконная спецодежда, становится понятно, каково приходится литейщикам. Но дело своё я люблю, иначе отдать ему 30 лет своей жизни не смог бы.

На заводе Виталий Степанович встретил свою судьбу.

– Моя жена Елена работает в одном цехе со мной, так что общие темы для разговоров у нас всегда есть, – улыбается он. – Всё свободное время я посвящаю семье. У нас подрастают сын и дочь. Я богатый папа: всего у меня четверо детей. Позднее отцовство, а младшим семь и пять лет, очень заряжает. Повезло и с жильём. Наш барак расселили, и мы получили новую квартиру в экологически чистом районе города. Я считаю себя очень счастливым человеком. У меня есть всё: семья, дом и любимое дело. 


На фото: Стоять у раскалённой печи – это уже испытание на прочность, считает Виталий Боцян
Наталья Кузьмина

Элемент не найден!