19 июня 2019 21:45
фото: архив Галины Самойленко (Нориковой)

Детством мы из БАМа

Эрих Мария Ремарк писал: «У каждого есть такие места, забыть о которых невозможно, хотя бы потому, что там воздух помнит твоё счастливое дыхание». И у меня есть такое место, а название ему – Байкало-Амурская магистраль. Весь мир смотрел на БАМ, который был гордостью нашего поколения и моей гордостью тоже.
logo DB.jpg
Самые лучшие и яркие, светлые и тёплые воспоминания моей жизни связаны с БАМом. Таёжное море, усыпанные цветущим багульником сопки, лютый мороз, обилие снега. Трудовой подвиг бамовцев, которыми являлись и мои родители. Нелёгкие переезды моей семьи по трассе ветки Тында – Чара. Посёлок Дюгабуль, старая и новая Усть-Нюкжа, коренное население – эвенки, праздник оленеводов… Всё это было в моём счастливом, неповторимом, незабываемом детстве!

Мой папа, Анатолий Николаевич Нориков, приехал в посёлок Тындинский в 1972 году. А первые строители будущего БАМа из только что сформированного управления «Бамстройпуть» появились на восточной окраине посёлка в январе того же года. Они и положили начало будущей столице БАМа – городу Тынде. Населённый пункт раскинулся по обе стороны реки Тында среди первозданного таёжного океана, соседствующего с вечной мерзлотой.

Папа работал в бригаде на валке леса. Часто присылал нам денежные переводы и письма, в которых писал, что скучает сильно по семье и хочет в ближайшее время (как только достроится дом, в котором нам можно будет жить) забрать нас к себе на Север. Вышло всё так, как планировалось.

Шёл 1973 год. Мне оставался ещё год до первого класса, а сестра Оля пошла уже во второй. Год назад наш папа уехал добровольцем на БАМ. А теперь и мы с мамой отправились из Перми в посёлок Тындинский. Эта поездка мне запомнилась на всю жизнь. Ехать пришлось поездом, в плацкартном вагоне до станции Сковородино, а оттуда наш путь продолжился на военной машине «Урал». До  Тындинского ехали по гравийному пыльному бездорожью. Эта дорога показалась очень долгой. 

Посёлок напоминал пчелиный улей. Вокруг всё крутилось и вертелось, гудело, жужжало, стучало и гремело – работа кипела ключом. В нос ударил запах свежих опилок хвойных деревьев. Под ногами тут и там росли грибы и ягоды. Папа нас не  встречал – он был на работе. 

В конторе нам подсказали, как найти указанный в папином письме адрес. Наш дом находился на краю большой сопки, на улице XVII съезда ВЛКСМ. Пред нами предстало щитовое барачного типа жилое строение. Было в нём несколько квартир. Наша оказалась с торца барака, двухкомнатной, с печным отоплением, без ванны и туалета. Для первого приспособили цинковую ванну и тазик с ковшом, ведро для холодной воды и бачок на печи для нагрева. Предусматривались общественные бани, находящиеся где-то неподалёку от домов, куда раз в неделю стекалось всё население посёлка. А туалетом было деревянное сооружение на две кабинки, в котором гулял сквозняк, построенное на задворках дома, вблизи сараев.

Всё в этом новом мире было для нас непривычным – природа, климат, ощущения. Потихоньку начали обживаться и приспосабливаться, чтобы выжить в таких сложных условиях.


На фото: Сёстры Ольга и Галина Нориковы. Тында, лето 1975 года
Галина Самойленко, пенсионерка, ст. Уссурийск