19 ноября 2019 11:10
19 ноября 2019 11:10
фото: архив «ДВМ»

Бабья нелёгкая колея

В послевоенные десятилетия у женщин-путейцев вместо платьев и танцев были «желтухи» да костыли

Единственная профессия окончательно и бесповоротно закрытая в ОАО «РЖД» для женщин – монтёр пути. Однако ещё несколько десятилетий назад женские путейские бригады были нормой, а мужчина на пути – исключением.

В Шестой Хабаровской дистанции пути дружили девушки двух бригад. Одну возглавляла маленькая щуплая Валечка Степанова. В другой бригадиром была красавица-казачка Рита Ряснова. Начинался день у всех путеек одинаково: вставали до рассвета, собирали и отводили ребятишек в садик, а сами мчались в дистанцию. Чуть замешкалась, опоздала – получила нагоняй от начальства. На то, что это слабый пол и на их плечах ещё семья, руководители скидки не делали. В 08:00 должна быть на работе.

– Порой на «окне» смотрю на своих путеек и так их жалко, хоть плачь. Работа тяжёлая, не женская, а время на её выполнение ограничено. Поэтому хватала молоток и шла зашивать костыли, – вспоминала ветеран Маргарита Ряснова. Так было у всех бригадиров: вслух подгоняешь, а сердце кровью обливается.

Первое, чему учились девчонки, приходившие в бригады, – ходить по шпалам. Работать лучше в сапогах, но не всякая женская ножка к ним готова. Пока молодые путейки приноравливались ходить по пути, грубые кирзачи натирали кровавые мозоли, а края шпал разбивали ступню. Зато как научишься – так и начнёшь бегать, ведь прогулочным шагом ходить некогда.

Однако не только молотком махать приходилось железнодорожницам. Разгружать шпалы – тоже их дело. На материке женщинам на пути работать было сподручнее, всё-таки язык у них один. А на Сахалине путейки учились железнодорожному языку жестов, потому что работали они часто в русско-японских и русско-корейских бригадах.

– Бывало, попадала впросак: вместо 10 шпал притащу две и стою, жду. При этом ни разу ни от кого я не услышала упрёка, окрика, никто из японских коллег даже раздражённого жеста в мой адрес себе не позволил, – вспоминала старейшая путейка Сахалина Мария Чекан. – Думаю, это обусловлено уважительным отношением к женщине вообще, тем более не азиатке. 

Местные кореянки также трудились в путейских бригадах. И если приходилось одной работать среди русских, понимать приказы было непросто. До сих пор ветераны вспоминают историю об одной такой девушке. Работа на пути научила её основным словам. Приносила то, что нужно и сколько нужно, стучала молотком там, где требовалось. 

Как-то бригада закончила работу на одном участке, и нужно было ехать на другой. В распоряжении путейцев – платформа и вагонетка, сцепленные вместе. Инструмент забросили на платформу. Бригадир скомандовал: «На сцепку!» – и рабочие погрузились. Как вышло, что про единственную даму в тот момент все забыли, никто не знает. Путь пролегал через мост. Вокруг красота, природа. А под рельсами – пропасть. Прибыли на место, выгружаются и тут обнаруживают: нет девчонки...

Искали. Кричали. Совершенно случайно кто-то из мужчин заметил кореянку: всю дорогу она ехала между платформой и вагонеткой, мёртвой хваткой держась, за что только можно. Как поняла приказ бригадира – так буквально его и исполнила. Потом всей бригадой её отдирали от железяк, успокаивали тоже все вместе.

Однако не всем путейкам так везло с мужчинами-коллегами. Бывало, единственного мужика ставили бригадиром, а он лодырничал. Так что и костыли зашивали, и шпалы за них девушки таскали. Правда, терпение девичье было недолгим. Таким трутням и тёмную могли устроить.

Немало можно рассказать и счастливых историй. Многие путевые работницы встретили «в поле» свою любовь. Путейские семьи оказывались крепкими и трудностей не боялись. Жили как одна маленькая путейская бригада. А дома своим жёнам ничего тяжелее поварёшки мужья поднимать не разрешали.


На фото: Женщины на пути выполняли любую работу, даже самую тяжёлую
Екатерина Крюкова

Элемент не найден!