22 марта 2019 09:42
фото: Екатерина Сергеева

Три вида тяги в одной биографии

Ветеран-паровозник стал живым экспонатом в Музее локомотивного депо Облучье

В день столетия предприятия ветерану-машинисту Анатолию Радкевичу предстояло выполнить очень важную миссию: на один день он должен был стать паровозником и в момент закладки «капсулы времени» дать паровозный гудок. В Облучье он один из немногих, кто помнит, как это делается.

Стать участником юбилейных событий Анатолий Павлович вызвался сам. Узнал, что хотят «оживить» паровоз, вот и предложил, чтобы в кабине находился настоящий машинист. Инициативному ветерану дали зелёный свет.

В пятницу, за день до торжества, на территории локомотивного депо Облучье царит оживление: работники доделывают последние мелочи – доводят клумбы и дорожки до идеального состояния, подчищают, подмазывают, подклеивают, подсаживают. И среди всей этой суеты торжественно прошествовал наш ветеран. В руках, как знамя, он нёс старый форменный пиджак на вешалке и фуражку. Всё было бережно укутано в целлофан. 

На следующий день Анатолий Павлович, как когда-то в молодости, надел эту форму и отправился в депо на юбилейную явку. Не успел главный герой подойти к зданию конторы, как его окружили молодые машинисты.

– Вот это форма была! Как сидит, хоть и столько лет прошло! Не то, что современная, – разглядывают они старого паровозника. – И фуражки сейчас неудобные, деревянные. А эта, смотри, как влитая сидит. Удобно, наверное.

Ветеран браво поправляет фуражку и, гордо расправив плечи, входит в здание, оставляя молодёжь на улице. И только в коридоре шёпотом признаётся, что смущён таким вниманием. Однако в столь важный день не до эмоций, поэтому он сразу отправляется за заданием. Но из здания конторы ветеран выходит с опущенными плечами: инженеры не смогли подручными средствами создать давление, нужное для гудка, а котёл паровоза не восстановишь. Паровоз не оживили, но решили доверить опытному машинисту закладку капсулы с посланием потомкам. Затем в музее истории депо Анатолий Павлович возле модели кабины паровоза со знанием дела отвечал на вопросы гостей юбилея, которые пришли сюда на экскурсию.

Таких, как Анатолий Радкевич, в облученском депо ценят особенно – машинистов-суперуниверсалов, сумевших покорить все три вида тяги, здесь немного. Им всегда был особый почёт. Старшее поколение работников помнит, что многие из тех, кто освоил паровоз, тепловоз и электровоз, пришли в депо, не зная даже школьного курса физики. В кочегары мальчишки порой попадали с четырьмя классами образования, но грезили стать машинистами. Приходилось учиться самостоятельно. В депо говорили: «Не знаешь закон Ома – сиди дома».

– Устроился я в депо, когда мы в Облучье переехали. Сначала послесарил немножко, потом перешёл в кочегары. Три вида тяги – вот и вся моя биография. Маленькая, – скромно признаётся Анатолий Радкевич. – Последний раз я отводил паровоз на запасной путь в 1971 году. Грустно было, как капитану корабля, сходившему на берег.

Спустя почти полвека он готов долго рассказывать про паровозы. На «совушке» нужно было кидать уголь лопатой. Дальше было проще: появился стокер.Это как мясорубка, которая подаёт уголь в котёл.

Номер своего локомотива он помнит до сих пор – 21 503. Это был грузопассажирский паровоз ТУ 36. Ходили от Облучья до Хабаровска. Семь часов. Потом стали доезжать только до станции Ин, грузовыми шли до Биры, до Архары. До Хабаровска он мало успел поездить. Водил пассажирский поезд «Россия». Тогда в нём было всего 12 вагонов. Грузовые брали вес 3400 тонн.

Потом пришли тепловозы. Переучился и Анатолий Радкевич. В 1970-х началась электрификация, в депо прибыли электровозы. И он снова переучился. На электровозе, как в космическом корабле: чисто, быстро, мощно. Однако паровоз для него остаётся самой интересной техникой.


На фото: Анатолий Радкевич готов долго рассказывать про паровозы, ведь это первая машина в его трудовом пути
Екатерина Сергеева