17 июля 2019 23:23
Специальный проект 'Под знаком качества'
фото: Наталья Кузьмина

Гипотезы от тепловоза

Профессия постоянно стимулирует Владимира Мирочника изобретать

Настраивать тепловоз после ремонта – как пазлы собирать. Для этого надо иметь не только терпение и золотые руки, но и живой ум, способность нестандартно мыслить. Почётный железнодорожник Владимир Мирочник за 40 лет работы на Уссурийском локомотиворемонтном заводе не только стал обладателем редкой и уникальной специализации – его технические ноу-хау постоянно используются в работе.

 «Реостатчик» – именно так называют на заводе людей, настраивающих системы тепловозов после ремонта.
– Хотя официально этой должности нет, по «паспорту» мы слесари, – улыбаясь, рассказывает о премудростях своей профессии Владимир Никитович. – Отвечаем за диагностику тепловозов, как доктора, определяем причины неисправностей и только потом настраиваем и даём добро на пробную обкатку машины.
Именно поэтому реостатчики такого уровня, как Владимир Мирочник, на заводе в большом авторитете. Не дай бог, найдёт проблему и призовёт к ответу специалиста, по чьей вине произошёл сбой. А для этого Мирочнику надо точно определить слабое место. Это задача не из лёгких. Порой капризная машина не подаёт чётких сигналов, способных вывести на причину неполадки.
– Вот вы в лесу заблудились. И вроде бы нашли верный путь, вокруг сопки обошли. А в итоге оказалось: на одном месте топчетесь, – образно объясняет Владимир Никитович. – Так и в нашей работе. Порой день, два проходит, а ты не можешь найти неисправность. В этом случае я всегда стараюсь (и этому правилу учу своих учеников) сделать нестандартный ход, чтобы нащупать правильную реакцию тепловоза и установить диагноз. Поэтому, собственно, у меня и родилась идея сделать специальный пульт для определения неисправностей настройки схемы тепловоза. Раньше были аналоги для реостатных испытаний. Но мы с ними долго мучились, замеры снимались только по показателям тока. Я же разложил схему по вольтажу, то есть определил на каждом участке своё напряжение. Эта идея и легла в основу методики, позволяющей быстрее найти ошибку. И даже сейчас, несмотря на то, что новые тепловозы сплошь напичканы автоматикой, их старших братьев мы «лечим» с помощью нашего самодельного пульта.
И таких технических новшеств за многолетнюю практику Владимира Мирочника было предостаточно.
– Это естественный процесс, я не могу отделить рационализаторскую работу от повседневной, – говорит он. – Мне постоянно приходится что-то придумывать, чтобы докопаться до истины. Профессия такая – затянула, и не заметил, как четыре десятка лет прошло.
Хотя в далёком 1977 году, когда Владимир после службы в армии с красным дипломом Уссурийского железнодорожного техникума пришёл на завод, думал: ненадолго. Оказалось – навсегда.
– Меня, по диплому техника-электромеханика изотермического подвижного состава, опреде¬лили в реостатчики. Работать приходилось исключительно ночами. Тепловоз из сборочного цеха приходил к нам в пять часов вечера, и пока его не приве¬дёшь в порядок, не настроишь, смена не заканчивалась, – вспоминает он. – Это была хорошая школа. Я чётко знал: мне надо как можно быстрее закончить свою работу, чтобы не оставить должок коллегам. Так ночью работал, а днём сидел в библиотеке, изучал по книжкам внутренности тепловоза. И не заметил, как втянулся. Каждую смену шёл на завод с радостью. Сейчас, конечно, проще стало. Компьютер пришёл на помощь, и процесс двигается быстрее. Но я уверен: понять характер машины можно только тогда, когда ты руками научишься её чувствовать.


На фото: За 40 лет через руки новатора прошли практически все виды тепловозов, работающих на сети дорог
Наталья Кузьмина