20 февраля 2020 11:31

20 февраля 2020 11:31

Фоторепортаж

У отрогов седого Дабана

Поздним вечером, услышав в телефонной трубке хрипловатый голос одного из командиров: «Явка в ноль часов Москвы», я был, признаться, несколько ошеломлён. Это ж в переводе на местное время пять утра – несусветная рань!

Тем не менее, к назначенному времени подхожу к месту предполагаемого старта и в непроглядном ночном мраке пытаюсь найти заветный 39 путь, на котором должна была стоять снегоуборочная машина СМ-2Б. По смутным контурам выстроившихся в ряд стальных громадин определяю – вроде бы он, искомый объект…

Тут как раз его озаряют яркие лучи фар: подъехал «Уазик-буханка» с машинистом Вениамином Тогоновым и его помощником Александром Чухломиным – с ними мы знакомы давно, не раз участвовали в напряжённых баталиях «на снежном фронте» у отрогов Байкальского хребта. Оказывается, они только что прошли предрейсовый медосмотр и сейчас пребывают, говоря армейским языком, в готовности «раз» …

Быстро отключается и сворачивается провод обогрева дизельной установки от внешнего источника питания, проверяется уровень масла и топлива дизеля, состояние ходовой части, всех рабочих агрегатов и бортовых огней. После соответствующей записи в бортовом журнале слышен характерный лязг сцепного устройства – нас взял на буксир маневровый тепловоз, вытянул на станцию, на шестой путь. Там вагонники производят контрольный осмотр, идёт продувка объединённой тормозной системы нашей машины и магистрального электровоза под управлением машиниста третьего класса Юрия Ревы.

Итак, всё проверено, весь личный состав на местах согласно штатному расписанию – руководитель работ, дорожный мастер ПЧ-23 Павел Балдунников докладывает по рации дежурному по станции Северобайкальск о нашей готовности выдвинуться на западные рубежи.

В нашем сегодняшнем оперативном плане – уборка снега на двух станциях: Тые и Гоуджеките. Начинаем с первой – она ближе к северной столице БАМа и с этим обстоятельством связана сложная поездная обстановка на этой небольшой станции: то и дело поезда здесь стоят, ожидая приёма в Северобайкальске.

Сразу же по прибытии и согласованию наших дальнейших действий со всеми причастными нам удалось почистить третий путь, ну а затем пришлось маневрировать: то прошлись с работой – раскрытыми крыльями – по некоему отрезку первого, главного пути, очистили где-то его половину, затем пришло сообщение от дежурной по станции: надо, мол, срочно возвращаться на третий путь. В одной из таких пауз Павел Балдунников сообщает, что возглавляемый им линейный участок добился хороших результатов в текущем содержании пути: так, за декабрь минувшего года при плане 52 получен результат в 45 баллов. Очищено от снега более 200 стрелочных переводов, почти две тысячи шпал, порядка 1758 рельсовых стыков.

– Конечно, снегоуборочная машина СМ-2 - это большая подмога для наших монтёров пути, - отмечает Павел Никифорович.

– Ведь те же рельсовые стыки – они всегда должны быть на виду, чтобы мы могли вовремя обнаружить ослабленный соединительный болт в накладке или прочую неисправность. Так что зимой вскрытие стыков, особенно на снегозаносимых горных участках – это архиважная вещь в текущем содержании пути и в целом – в обеспечении безопасности движения поездов.

Выждав некоторое время, когда разъедутся все чётные и нечётные, вновь продолжаем утюжить снежные массивы. Напомним нашим читателям, что процесс этот длительный: уборка снега идёт на крейсерской скорости в три – пять километров в час, причём то и дело приходится притормаживать возле разных сигнальных столбиков, КТСМ и устройств СЦБ, дабы успеть свернуть загребные крылья…

Затем вновь звучит команда: «Вперёд!» и снова слежавшийся, потемневший снежный массив, перемолотый ротором питателя, сплошным потоком движется по транспортёрной ленте и попадает в бункер (их два, каждый вместимостью в 215 кубометров). В скором времени оба огромных «приёмника» полны доверху, снег почти достигает верхних жёстких габаритных рам-поперечин.

Руководитель работ командует по рации:

- Вторая кабина, приготовиться к выброске снега с правого борта!

- Есть! Готов! – отвечает помощник машиниста Андрей Дормидонтов.

Вот уже открыт выбросной люк и первая партия убранной с пути снежной массы серо-белым вихревым потоком удаляется прочь…

И вновь продолжается «бой»: идёт дозачистка главного пути, затем переезжаем на второй, попутно очищаем улавливающий тупик и вскоре наша снегоборьба здесь завершается, на путях – чистота и порядок, любо-дорого смотреть. Правда, на всё про всё ушло полдня, теперь курс дальше на запад – до станции Гоуджекит.

Уже по дороге, попутным образом продолжается выброска снега из бункеров, по прибытии на место в комнате дежурной по станции идёт оформление соответствующих документов. Руководитель работ Павел Балдунников с начальником станции Гоуджекит, почётным железнодорожником Екатериной Шульга (к слову, героиней одного из наших прежних очерков) накоротке обсуждают план маневровых работ и вскоре вновь звучит команда: «Вперёд!»

Вновь СМ-2Б расправляет крылья (а размах у них приличный – пять метров), раздаётся басовитый рык дизельной установки и ротор питателя на предельных оборотах подаёт «продукцию» на-гора, на транспортёрную ленту.

Да, снега здесь, как говорится, завались: сказывается специфика горной страны – мы находимся у самых отрогов седого, грозного перевала Дабан. Железная дорога тянется по узкому ущелью меж высокими горными исполинами, уходящими зубчатыми вершинами в поднебесье.

И вроде только что было светло – глядь, а притомившийся за день красноватый огненный шар солнца уже юркнул за крутое каменное плечо горы: укатился, видно, отдыхать.

Но нашей команде снегоборцев ещё рано трубить отбой – работа продолжается до упора, дотемна, при ярком свете прожектора. Наконец, выброшено содержимое последних бункеров – всё, станционные пути сверкают чистотой, мы победили!

Ну, а снегоуборочная машина с подъехавшим свежим экипажем сейчас пойдёт в ночь дальше на запад – в сторону заснеженной Кунермы.

По дороге домой в Северобайкальск нам загадочно подмигивают низкие мохнатые звёзды, в изобилии высыпавшие в непроглядном ночном небе над ущельем дьявола (так переводится с эвенкийского топоним «Гоуджекит») …

Наша справка:
Сегодня в уборке снега на Восточно-Сибирской железной дороге задействовано 69 единиц специальной техники — это 26 снегоуборочных машин (СМ), 18 плужных снегоочистителей (СДПМ), 13 пневмообдувочных машин (ПОМ-1 М) и восемь самоходных снегоуборочных поездов ПСС-1К, а также роторный снегоочиститель ЭСО-3 и три снегоочистительных струга СС-1М (снимки Сергея Ринчинова, «Восточно-Сибирский путь»).

Другие фоторепортажи