Точное попадание

Если нашёл своё призвание, не стоит гнаться за карьерным ростом.
Валерий Колотыгин мог десятки раз стать машинистом. Но он остался помощником машиниста. Именно в этой должности его и застала почётная награда – «Заслуженный работник транспорта РФ».

Если нашёл своё призвание, не стоит гнаться за карьерным ростом.

Валерий Колотыгин мог десятки раз стать машинистом. Но он остался помощником машиниста. Именно в этой должности его и застала почётная награда – «Заслуженный работник транспорта РФ».

Дневное светило, видимо, поднабрав сил за долгую и холодную сибирскую зиму, спешит вернуть долги – печёт даже не по-апрельски. Ещё вчера крепкий снег плавился, как сливочное масло на горячей сковородке. Если не знать, что уже завтра закружат метели, то вполне можно купиться на это почти летнее благолепие.

– Читал, читал прогноз, – угадывает мои мысли помощник машиниста локомотивного эксплуатационного депо Иркутск Валерий Колотыгин. – Но нас таким обманом не возьмёшь: мы всегда готовы к любым неожиданностям. Аккуратно огибая лужи и перешагивая ручейки, мы с ним движемся к электровозу ЭП1П, кабина которого маячит за постройками депо.

 

– Привет, Вениаминович! – то и дело по-свойски окликает моего спутника проходящий народ. – Никак опять в рейс собрался, но ты же вроде бы только сегодня вернулся из Зимы…

– Точно, сегодня вернулся, а в рейс завтра утром, – приветливо отвечает Колотыгин, на бегу обмениваясь рукопожатиями, и устремляется дальше. Я чувствую себя не совсем комфортно: человеку через несколько часов вновь отправляться в поездку, а здесь я со своими расспросами, но и оттягивать дальше запланированную ещё в феврале встречу уже не представляется возможным. Он её, конечно, не планировал. Просто в начале месяца от начальника депо Сергея Ермакова я случайно узнал о правительственной телеграмме, которая поступила на предприятие.

 

– У меня на столе лежит телеграмма от министра транспорта России Игоря Левитина. Он поздравляет нашего помощника машиниста Валерия Вениаминовича Колотыгина с присвоением ему почётного звания «Заслуженный работник транспорта РФ». Колотыгин единственный у меня из помощников является почётным железнодорожником, да и на магистрали таких маловато. А тут ещё одна такая высокая награда. Помощникам машиниста она вообще достаётся редко, – окончательно заинтриговал меня начальник депо.

Так что пусть и заочное, но знакомство с Колотыгиным состоялось почти два месяца назад. За это время он накрутил ещё не одну тысячу километров, выслушал десятки поздравлений, в том числе и от начальника дороги, но остался прежним Вениаминовичем, к мнению которого, как поведал Сергей Ермаков, прислушиваются и машинисты.

 

– А ещё говорят, что помощников редко награждают? – слегка подначиваю Колотыгина, который привычно и быстро пересекает колею за колеёй. – А здесь и почётный, и заслуженный…

– И ещё ветеран труда с 2006 года, – оборачивается Валерий с улыбкой. – Награждают помощников, конечно, не часто, но у меня так получилось, хотя я никогда ни о чём никого не просил.

Немного позднее на эту тему говорили мы и с начальником депо, который знает Колотыгина более двадцати лет из тех трёх десятков, что отдал он движению.

 

– У нас говорят: выбрал профессию железнодорожника – работай так, чтобы профессия выбрала тебя. Вот Валерия и выбрала профессия, он просто рождён для неё, он десятки раз мог сменить статус, но предпочёл остаться помощником, считает, что это его настоящее место, – убеждённо сказал Сергей Ермаков.

Сам Колотыгин этот «статусный» вопрос решил окончательно ещё в 1985 году.

– После окончания Зиминского ГПТУ-6 я в качестве помощника машиниста прибыл в Иркутское депо на практику. Отсюда меня и призвали в армию. Служил в Братске и Чите, радиотелеграфист, старший сержант. После службы вернулся, проработал здесь до 1983 года, а затем мне предложили должность мастера по оборудованию на главном материальном складе дороги. Выдержал я здесь полтора года, а затем перевёлся в машинисты тепловоза. А через полгода окончательно связал свою судьбу с локомотивным депо Иркутск. Да, помощником машиниста, но на этом месте меня полностью всё устраивает, – говорит Валерий Колотыгин.

 

По его словам, иной судьбы он для себя и не видит. Не видел и в юношестве, когда после окончания десятилетки в селе Алёхино Черемховского района пошёл учиться именно на помощника машиниста. Сказался, видимо, пример отца Вениамина Петровича, который работал слесарем по ремонту паровозов в Черемхове и лишь из-за большой семьи вынужден был податься на деревенские хлеба, поскольку на селе, как считалось, прожить легче. От отца и привязанность к технике, поскольку ещё в школьные годы освоил тракторы и даже стал лауреатом конкурса «Лучший пахарь», но железка всё-таки переборола.

– Да, у нас нелёгкая и сложная работа, ответственная, дисциплины требует, постоянного самообучения. Многие этого не выдерживают. Со мной в Зиме училось человек тридцать, а сейчас осталось всего трое, кто, как и я, по тридцать лет отработали. Остальные отсеялись, кто по состоянию здоровья, кто по дисциплине, – вздыхает Колотыгин.

 

В важности и необходимости своей работы он нисколько не сомневается. Кто, как не помощник, заменит в экстренном случае машиниста, кто будет следить за оборудованием локомотива, за состоянием пути, контактной сетью, встречными поездами – вдруг букса горит или что-то отвалилось… Не сомневается и в том, что помощник, как и машинист, должен иметь крепкий характер и железные нервы, ведь в дороге может всякое случиться, не ради красного словца её называют зоной повышенной опасности.

– Самое страшное – задавить человека, – убеждённо говорит Колотыгин и вспоминает одну из многих историй.

В тот день он вместе с машинистом направился со станции Заводская в сторону станции Зима.

 

– Тронулись. Видим, что пути перебегают мужчина и женщина с ребёнком. По всей видимости, они торопились на прибывающую электричку в сторону Иркутска. Подаём звуковые сигналы, свистим, тормозим. Мужик успевает перебежать через путь, за ним спешит и женщина, но она видит, что может угодить ещё и под электропоезд. Короче, она останавливается в междупутьи, берёт ребенка за руку, а сам он стоит в нашей колее. Я открыл окно, кричу громче тифона и свистка. В последний момент ошалевшая мать успевает выдернуть ребенка из колеи, а вскоре и мы остановились. Волосы, что называется, дыбом, но рейс продолжать нужно.

Понервничать пришлось и в другой раз, который пришёлся на один из самых напряжённых участков Усолье – Мальта. Здесь всегда активное движение, много народа заходит и выходит, а потому и несчастные случаи это место стороной не обходят. Не зря железнодорожники между собой называют его «долиной смерти».

 

– Едем с весьма приличной скоростью со стороны Зимы по второму пути, из Усолья нам навстречу с грохотом движется грузовой поезд. А на третьем пути в сторону Иркутска-Пассажирского из Черемхова идёт пригородный. Он останавливается и высаживает толпу человек в 200. Народ выходит на второй путь и ждёт, пока пройдёт грузовой. То, что по этому пути вот-вот пролетим мы, никто и видеть не хочет – всё внимание на грузовой поезд. Подаём сигналы, громко и тихо, чтобы разнообразить, ведь однотонные звуки люди могут в этом гаме и не услышать, применяем экстренное торможение, но видим, что не успеваем – какую-то часть людей сомнём. Но есть Бог на свете: оборачивается парень, видит надвигающийся состав и кричит, толпа успевает отхлынуть с пути. Это вообще было страшно, ведь могли положить человек пятьдесят…

От таких нервных перегрузок и сходят раньше времени с дистанции машинисты и их помощники, но Колотыгин держится. Деревенская закалка, а затем армейская и железнодорожная здесь ему только союзники. А ещё наставники, которые немало в него вложили, чтобы из Колотыгина получился надёжный помощник. Начинал он с машинистом Николаем Козыревым, затем 15 лет отработал в паре с почётным железнодорожником Борисом Сдобиным, а сейчас у него уже четвёртый машинист – Валерий Капитов.

 

– Добрая, дружная семья также помогает продлить наш век, – говорит Колотыгин. – Вместе с супругой Татьяной Васильевной вырастили сына и дочь, они также работают на железной дороге. Есть внук и внучка. Мы вместе работаем и отдыхаем на даче, где у нас растёт великолепная клубника, которую мы привезли из далёкого Мичуринска. Ездим на Братское водохранилище, на Байкал, и тогда беру в руки баян или гитару. Палатка, костёр, свежий воздух, родные лица – что ещё надо, чтобы чувствовать, что жизнь идёт как надо? – спрашивает Колотыгин и берётся за поручень, чтобы забраться в кабину локомотива.

И здесь опять у Валерия Вениаминовича полное попадание, как и в профессию. Если ценят тебя в трудовом коллективе, а дома обеспечен надёжный тыл, то жизнь действительно катится как по рельсам.

Сергей Кез. фото автора
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/