Зиминский эксперимент

Электрификацию от Зимы на запад вели по новой системе, подвергнув её испытанию в широких масштабах и в экстремальных климатических условиях.
Полвека назад, 31 марта 1960 года, в связи с завершением электрификации на переменном токе участка Зима – Тайшет, на станции Зима был основан участок энергоснабжения, призванный заниматься электрификацией тяги поездов и других железнодорожных объектов.

Начальник службы электрификации Юрий Мосов (слева)Электрификацию от Зимы на запад вели по новой системе, подвергнув её испытанию в широких масштабах и в экстремальных климатических условиях.

Полвека назад, 31 марта 1960 года, в связи с завершением электрификации на переменном токе участка Зима – Тайшет, на станции Зима был основан участок энергоснабжения, призванный заниматься электрификацией тяги поездов и других железнодорожных объектов.

Именно в те годы, как известно, на Восточно-Сибирской разворачивалась грандиозная по результатам реконструкция – перевод движения с паровой тяги на электрическую. Первые на всём востоке страны электровозы пошли в 1956 году по участку Иркутск – Слюдянка, проложенному тогда же по новой трассе; первым энергоучастком, тем ростком, из которого выросло всё огромное хозяйство электрификации дороги, был Иркутский. Практически сразу электрификация пошла от Иркутска и на запад: второй по счёту энергоучасток появился в Черемхово, Зиминский стал третьим.

 

В своё время, однако, он оказался уникальным. От Слюдянки до Зимы электрификация была проведена по системе, внедрявшейся в западной части страны ещё с 20-х годов и считавшейся тогда основной – на постоянном токе с напряжением в контактной сети 3 киловольта. Но как раз к этому времени отечественные учёные разработали принципиально новую систему электротяги – переменный ток в контактной сети, напряжение почти на порядок выше. После экспериментальной её проверки на коротеньком подмосковном участке «в верхах» было принято решение: вести электрификацию от Зимы на запад (на Тайшет и далее до Мариинска) по новой системе, подвергнув её таким образом испытанию в широких масштабах и в экстремальных климатических условиях…

Теперь-то мы знаем, что электротяга переменного тока выдержала все испытания блестяще, утвердилась по всей стране как основная система, а в Сибири и на Дальнем Востоке даже как единственная, вытеснив все другие. Но тогда это было вовсе не очевидно, оспаривалось многими специалистами.

 

По утверждённому проекту от Зимы начинался полигон новой системы тяги, в самой же Зиме сооружался и монтировался (стоит напомнить – без перерывов в движении поездов) так называемый парк стыкования двух систем, уникальный сложнейший комплекс устройств, позволявший принимать на отдельные пути и отправлять с них электровозы разных родов тока.

Юному коллективу энергоучастка пришлось, таким образом, решать массу задач и проблем, до этих пор никем в стране и в мире не решавшихся. К скромному сибирскому райцентру было тогда приковано пристальное внимание и высоких чинов из МПС, и большой транспортной науки. Штат предприятия формировался не только из коренных зиминцев, но также из приезжих специалистов, выпускников разных, в том числе престижнейших вузов страны.

 

Первым начальником нового предприятия стал Юрий Михайлович Мосов – питомец ЛИИЖТа, начинавший трудовой путь под Ригой, приехавший по зову Родины в Восточную Сибирь и попавший в Зиму после нескольких лет работы заместителем начальника ЭЧ в Иркутске. Молодой в ту пору (едва за 30), но высококвалифицированный специалист, умный энергичный командир, он стал буквально душой и мотором в освоении всех тонкостей новейшей, неведомой ещё никому техники.

 

Как раз тогда руководством страны была введена новая, высшая и редчайшая награда за достижения в области науки, техники, культуры – Ленинская премия. За очередной год в списке работ, выдвигавшихся на её соискание, оказалась работа, посвящённая освоению электротяги переменного тока на железных дорогах; в персональном списке кандидатур – несколько учёных, руководители МПС и единственный практик, человек с производства Ю.М. Мосов. Увы, где-то на последнем этапе рассмотрения сама тема была из списка исключена, показавшись кому-то недостаточно весомой для премии такого масштаба. Но сам факт выдвижения (по-нынешнему «номинирования»), попавший тогда на первые полосы всех газет страны, что-то да значил…

 

Впоследствии Юрий Михайлович десятки лет проработал одним из руководителей службы электрификации дороги, вложил частицы богатых знаний и большой души буквально в каждый километр огромной Восточно-Сибирской электрической, пользовался колоссальным авторитетом среди коллег, да и всех железнодорожников магистрали. Ушёл он из жизни в нынешнем феврале на 82-м году, не дожив чуть больше месяца до полувека с момента основания Зиминского ЭЧ, любимого своего детища.

Помнит Зима и Михаила Гавриловича Ртищева – местного старожила, некогда «хозяина» электростанции на узле, ставшего с приходом большой электрификации заместителем, а потом и преемником Ю.М. Мосова. Умел этот незаурядный человек жадно и успешно впитывать новые знания и щедро делиться с молодыми коллегами бесценным жизненным и трудовым опытом.

Десятки, а то и сотни специалистов-энергетиков прошли через школу Зиминского ЭЧ и в легендарных шестидесятых, и в последующие десятилетия, в период нормальной эксплуатации уже освоенной техники. Многие из них, «оперившись», Зиму покидали, работали впоследствии (иные работают и доныне) в самых разных уголках не только России, но и Советского Союза, делали карьеры – кто-то весьма высокие, кто-то скромные, кто-то причудливые.

 

Но особо хочется выделить тех, для кого Зима стала родным домом навсегда. Геннадий Алексеевич Степанов начинал в шестидесятых электромехаником, дорос, никуда не уезжая, до должности начальника предприятия (к этому времени называвшегося уже не энергоучастком, а дистанцией электроснабжения), успешно трудился в ней дольше, чем кто-либо из предшественников, и ныне на заслуженном отдыхе живёт в Зиме. Валентина Кирилловна Пыткина с первых дней электрификации работала на тяговой подстанции Зима, вскоре стала инженером, потом старшим инженером технического отдела и внесла, право, не меньший вклад и в освоение сложной техники, и в становление коллектива, чем кто-либо из коллег-мужчин. Из тех, кто начинал позже, но успел внести достойную летпу в репутацию зиминских энергетиков, заслуживают упоминания Юрий Михайлович Гиль, ставший Заслуженным работником транспорта России, потомственный работник предприятия Виктор Анатольевич Дуда, Виктор Андреевич Рыжов… Список этот, конечно же, можно продолжать ещё долго.

 

А в девяностых годах произошла череда событий, предвидеть которые в шестидесятых не смог бы никто. Участок Зима – Слюдянка, который давно уже стал островком постоянного тока в море переменного и потому «узким местом» для пропускной способности магистрали, в 1995-м удалось наконец перевести с постоянного тока на переменный. Энергетики всей дороги (и зиминцы в первых рядах) участвовали в этой эпопее. Свершалась она – как в своё время и начало освоения переменного тока – впервые в стране и мире, была трудоёмка, инженерно сложна и дала колоссальный эффект не только Восточно-Сибирской дороге, но и всей Транссибирской магистрали, всему транспорту России…

 

Вот только парк стыкования в Зиме, разработка, сооружение и освоение которого некогда потребовали столько труда, сил и умения, с унификацией рода тока на участке оказался не нужен, подлежал демонтажу. Зима по исполнению контактной сети превратилась в «обычную» (несмотря на огромные размеры) станцию. И поскольку система электроснабжения на всём реконструированном участке упростилась, трудоёмкость её обслуживания снизилась – в 1996 году было принято решение о ликвидации Зиминской дистанции электроснабжения (и заодно Черемховской). Сегодня станция Зима входит в состав Нижнеудинской дистанции, а с первого перегона к востоку от Зимы начинается дистанция Иркутская.

 

Чувства, которые вызвала эта реформа у зиминских энергетиков-ветеранов, можно, наверное, сравнить с чувствами моряков, которым сообщили о необходимости затопления родного корабля. Но эмоции эмоциями, а дело делом. Оставшиеся в работе устройства (часть которых уже к тому моменту, несмотря на все реконструкции, отработала 35 лет, а к нынешнему дню все полвека) требовали и продолжают требовать не меньшего «пригляда», не меньших труда и инженерной сметки для обеспечения надёжной работы.

Те, кому доверена энергетика Зимы сегодня, справляются с этими задачами и хранят память о славных предшественниках, о «звёздном часе» своей «фирмы». Не лишне хотя бы к юбилейной дате напомнить об этом и всем на Восточно-Сибирской, кому не безразлична история.

Виталий Нарожный
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/