Немного найдется мест, где историю железнодорожных станций можно "пощупать" глазами. Тайшет — одно из них. Здесь на пассажирском перроне мирно сосуществуют два железнодорожных вокзала — действующий и старый, с которого, собственно, и начиналась нынешняя узловая станция.
Отмечая 170-летие Российских железных дорог, уместно вспомнить и еще одну дату — 110 лет назад Транссиб пришел в нынешнюю Иркутскую область. И первой станцией, которая приняла первый поезд, был именно Тайшет."/> Старый вокзал перрон не портит | Восточно-Сибирский путь | Газета от 20070706 | 9 полоса

Старый вокзал перрон не портит

На станции Тайшет старые и новые "ворота" города живут в согласии.
Немного найдется мест, где историю железнодорожных станций можно "пощупать" глазами. Тайшет — одно из них. Здесь на пассажирском перроне мирно сосуществуют два железнодорожных вокзала — действующий и старый, с которого, собственно, и начиналась нынешняя узловая станция.
Отмечая 170-летие Российских железных дорог, уместно вспомнить и еще одну дату — 110 лет назад Транссиб пришел в нынешнюю Иркутскую область. И первой станцией, которая приняла первый поезд, был именно Тайшет.

На станции Тайшет старые и новые "ворота" города живут в согласии.

Немного найдется мест, где историю железнодорожных станций можно "пощупать" глазами. Тайшет — одно из них. Здесь на пассажирском перроне мирно сосуществуют два железнодорожных вокзала — действующий и старый, с которого, собственно, и начиналась нынешняя узловая станция.

Отмечая 170-летие Российских железных дорог, уместно вспомнить и еще одну дату — 110 лет назад Транссиб пришел в нынешнюю Иркутскую область. И первой станцией, которая приняла первый поезд, был именно Тайшет.

 

Станция 3-го класса имела буфет и регистрационный пункт для распределения поселенцев на участки. Как и в 1900-е годы, Тайшет был и остается "перевалочным пунктом". В эпоху столыпинских переселений — двух, а ныне четырех направлений: на север по БАМу, на юг до Абакана, на восток до Владивостока и на запад — до самых границ. Поначалу старый вокзал "борозды" не портил — с пассажиропотоком справлялся, но с развитием Тайшета и приданием ему 20 марта 1938 года статуса города стал тесноват. Вспоминает ветеран Восточно-Сибирской дороги Виктор Александрович Соломонов.

— Я еще застал старый вокзал как вокзал. Жил на "северах" и ездил учиться через Тайшет. Как сейчас помню, приедешь на станцию, а там полное столпотворение: пассажиров — на разные стороны. Понятно, что пока ждешь свой поезд, вокзала не обойдешь. Особенно зимой, когда морозы под сорок... Здание тесненькое: тут и билетные кассы, тут и зал ожидания с "багажным отделением" — каждый со своими пожитками не расстается. Грязь, теснота. Кому места на лавках не хватило, спят на полу. Отопление, правда, от собственной котельной. Поэтому тепло было. Ну а в 1964 году новый вокзал начали строить, и к 1974 году, началу строительства БАМа, пассажиры получили отличный подарок.

 

altНо старый вокзал по-прежнему "выручал" Соломонова. Когда в том же 1974 году его назначили начальником станции Тайшет, в старое здание переехала контора дээса.

— Лучшего мы и ожидать не могли, — вспоминает ветеран. — До этого все станционное руководство где попало ютилось. А тут такие хоромы. Так что вокзал без дел не остался. Спасибо ему.

С начальником нынешнего вокзала Татьяной Петровой обходим ее владения. Вокзал, даже по современным меркам, — хорош. Просторный, благоустроенный, насыщенный всей справочной "автоматикой", позволяющей пассажиру получить полную информацию о движении поездов. Как и положено — билетные кассы, справочное бюро, свой сервис-центр.

 

— Летом пропускаем до 800 пассажиров за сутки, — поясняет Татьяна Петрова. — Зимой несколько меньше, но тоже немало. Для удобства людей открыли 5 касс, две из которых работают и в ночное время.

Для удобства пассажиров при вокзале работают ресторан и кафе, оборудованы комнаты отдыха, не уступающие гостинице средней руки на 19 мест. Причем сроки проживания в них — от шести часов до суток. Соответственно и оплата. Что очень удобно для пассажиров.

Конечно, хватает и трудностей.

 

— Проблемами я это не назову, — говорит Татьяна Николаевна, — но с созданием региональной дирекции железнодорожных вокзалов и выводом нас "в свободное плавание" теперь больше приходится думать о том, как зарабатывать деньги. Замыслов много, но пока они в стадии предложений, поэтому озвучивать их не буду. Просто уверена, что если их одобрят в дирекции, наш коллектив с реализацией справится.

Татьяна Николаевна "навскидку" называет несколько фамилий, и по коротким характеристикам видно, как она уважает и верит в этих людей. Екатерина Кирчанова, старший билетный кассир, Галина Могилевич, дежурный помощник начальника вокзала, Валентина Слободян, кладовщик, Альбина Иванова, заведующая комнатами отдыха, работающий ветеран вокзала Надежда Владимировна Запевалова...

 

— Все они — моя надежная команда, как и те, которых я не назвала. Именно они и создают ту атмосферу уюта и доброжелательности, которая так нравится гостям нашего вокзала, — подчеркивает Петрова.

...Старый вокзал по-прежнему в строю и по-прежнему радует глаз своей оригинальной архитектурой. Переживший разных "переселенцев", нынче он гостеприимно принял под свою крышу техническую библиотеку и некоторые вспомогательные подразделения станции. Он все так же видит железнодорожников и прогуливающихся по перрону пассажиров и так же смотрит своими глазами-окнами на четыре стороны света.

 

...Виктор Александрович Соломонов любит бывать на станции. Любит и оба вокзала — старый и новый. И оба считает достойными "воротами" города. Но старый любит больше: он напоминает ему молодость.

И это не парадокс: у старых построек удивительное свойство: принимая на себя "косметику" времени, сохранять, тем не менее, юность своей эпохи.

— Жалко будет, если у кого-то поднимется рука снести это здание, — говорит Соломонов.

— Оно, как говорится, нынешнего перрона не портит.

Владимир Палагутин (фото автора)
© АО «Газета «Гудок»
Условия использования материалов | http://www.gudok.ru/use/