21 октября 2020 02:15

21 октября 2020 02:15

фото: архив семьи Анцыферовых

Первая скрипка стального оркестра

Токарь – профессия творческая, убеждён ветеран-орденоносец из Улан-Удэ

Есть такое понятие «хороший станочник». Оно может относиться и к фрезеровщику, и к строгальщику, и к зуборезчику – в зависимости от функциональных задач оборудования. Но всех этих станочников, если они мастера своего дела, объединяет умение тонко чувствовать станок.

– Не сочтите за пафос, но наша работа сложнее работы скульптора, – начинает разговор Борис Анцыферов. – Порой пару лишних миллиметров металла снимешь на детали, а обратно их уже не приклеишь...

Мы беседуем с Борисом Ивановичем в его улан-удэнской квартире одноэтажного деревянного дома по улице 1905 года. Собеседник показывает мне семейный фотоальбом.

– Что сейчас меня, старика, снимать – поставьте-ка лучше вот это незамысловатое фото, сделанное в 1986-м, – предлагает Анцыферов. – Шёл мне в ту пору 48-й. Год для меня особенно памятный: получил за свой труд орден «Знак Почёта»...

Из окна его квартиры слышен шум проезжающих автомашин, изредка доносятся раскатистые голоса служебных переговоров по громкоговорящей связи станции Улан-Удэ.

– Как всё-таки время быстро бежит! Кажется, что буквально вчера я впервые переступил порог инструментального цеха нашего паровозного депо, – с лёгкой грустинкой в глазах размышляет Борис Иванович, – а ведь это было так давно – аж в 1956 году.

Свои первые уроки он брал у старожилов станочного дела, в том числе у своего отца, знатного токаря депо Ивана Ильича Анцыферова. От них понял едва ли не главное для себя: работа токаря – ремесло сложное, требующее терпения и умения учиться и слышать. Времена были советские, было у кого поучиться, совета спросить.

– Что скрывать, токарь – профессия не из лёгких, хотя бы потому, что требует от человека ювелирной точности и напряжённого внимания, – продолжает Борис Иванович. – И ещё. Хороший токарь должен читать чертежи и технологические карты. И всё для того, чтобы обработать с высоким качеством какую угодно деталь.

Говоря об этом, Анцыферов не имел в виду в буквальном смысле самого себя: дескать, понимаете, какой я профессионал в высоком понимании этого слова. Нет, он лишь рассуждал о сути своей профессии, которой отдал больше четырёх десятков лет. К тому же Борис Иванович скромно умолчал о своей привязанности к техническому творчеству. Он-то умолчал, но я не поленился порыться в подшивке «Восточно-Сибирского пути» за 1998 год и, к счастью, обнаружил заметку, из которой явствует: список почётных членов дорожного клуба «Рац-75» пополнил токарь локомотивного депо Улан-Удэ Борис Анцыферов. Что ж, грамотный станочник – он по большому счёту ещё и конструктор и технолог в одном лице.

С кем бы в ремонтном локомотивном депо Улан-Удэ я ни разговаривал об Анцыферове, все говорили о его высоких человеческих и профессиональных качествах.

Лучше других о Борисе Ивановиче сказал в прошлом заместитель начальника ТЧ-7 по ремонту Виктор Ерофеев:

– Скромный, спокойный, бесконфликтный, доброжелательный, приятный в общении человек. О таких, как он, уважительно говорят: «рабочая косточка», «золотые руки», «своего дела мастер».

Недавно чета Анцыферовых отметила золотой юбилей супружеской жизни. Со своей Альбиной Александровной они воспитали двоих детей. 10 октября Борису Ивановичу исполнилось 75 лет. Из Израиля на юбилей прилетела дочь Лена. Она привезла отцу не только подарки, а и горячие поздравления от двух внуков и двух правнуков.

К этим поздравлениям, уверен, присоединятся и читатели нашей газеты. И пожелают вам, уважаемый Борис Иванович, не только здоровья и долголетия, но и новых интересных встреч на жизненном пути.

Борис Ступин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31