25 октября 2020 06:12

25 октября 2020 06:12

фото: Борис Ступин

Огонь, вода и пожарный расчёт

Пожарный поезд Ануфриева подоспел как нельзя кстати к месту ЧП под Ангарском

В наше меркантильное время с его рыночной прагматикой расхожая фраза «Каждый за себя, а за всех один бог» звучит достаточно убедительно. Но всё ли поддаётся логике корысти и наживы? Остались вообще где-либо в городах и весях пристанища для людей бескорыстных, готовых к самопожертвованию? Смею заверить – остались!
Пожарный – одна из тех профессий, от которых зависит чья-то жизнь. Пожарному знакомо постоянное чувство опасности. Очень часто он рискует своим здоровьем и даже жизнью. И примеров героических поступков можно привести множество. Один из них случился недавно под Ангарском во время тушения резервуара с нефтью.

Нет дыма без огня

В среду 21 августа начальник пожарной команды на станции Иркутск-Сортировочный Андрей Ануфриев был не на дежурстве. День с утра выдался тёплый, безветренный. Лучи ласкового солнца нежили глаза, потихоньку пробиваясь из-за серых бетонных стен домов спального района. 

– Сейчас бы оказаться вдали от городской суеты, с удочкой где-нибудь на безлюдном берегу Байкала, например на Малом море, – мечтательно подумалось Андрею.

Но тут же вспомнил: ещё с вечера жена попросила прикупить целый список продуктов. Дабы не искушать судьбу, он прямиком направился в «Ручей», самый бойкий торговый центр микрорайона Синюшина Гора, что в Иркутске. Довольный выполненным поручением, ближе к полудню вернулся домой. Однако не успел разложить по полочкам все покупки, как по телефону раздался
взволнованный голос супруги:

– Андрей, только что в теленовостях показали сюжет о ЧП под Ангарском, горит нефтяная ёмкость...

После этого известия брандмейстеру было уже не до романтики рыбной ловли. Позвонил своему заместителю, дежурившему в тот день, Игорю Смолину.

– Да не волнуйтесь вы, Андрей Юрьевич, по моим данным, на помощь ангарчанам выдвинулся пожарный поезд со станции Суховская, – начал успокаивать его заместитель. – Отдыхайте, пока наш черёд не пришёл. Вверенный вам пожарный поезд находится в состоянии повышенной боевой готовности, ждём только приказа о выезде...

Легко сказать, не волнуйся, сердце щемит: тушение возгоревшийся нефти – дело нешуточное. Весь оставшийся день и вечер Ануфриев провёл в тревоге, ожидая срочного вызова.   

 

Брандспойты просят воды

Ранним утром следующего дня Андрей Ануфриев уже был на работе. Столб тёмного дыма настолько высоко поднялся над землёй, что был виден со всех точек Ленинского района Иркутска.

Разлившаяся при разрушении резервуара нефть продолжала гореть. По оперативной сводке ГУ МЧС по Иркутской области и данным, которые предоставил главный инспектор по пожарному контролю на ВСЖД Сергей Полянский, существовала угроза распространения огня на соседние нефтяные резервуары. Поэтому их продолжали охлаждать водой. Как выяснилось, тушение осложнялось нехваткой источников противопожарного водоснабжения у места возгорания. Выход только один – нужно срочно доставить воду.

И тогда пришёл черёд действовать уже для подопечных Андрея Ануфриева.

В 7.03 по местному времени поступает приказ Диспетчерского центра управления перевозками (ДЦУП) о выдвижении пожарного поезда к месту ЧП, на один из подъездных путей станции Зуй.

В 7.22 тепловоз подцепляет пожарный поезд на 51-м тупике станции Иркутск-Сортировочный. В 7.36 состав мчится по нечётному пути главного хода ВСЖД к месту назначения.
Пожарному – «зелёную улицу»!

9.02. Поезд уже находится вблизи возгорания. Андрей Юрьевич не медля находит руководителя штаба по тушению пожара. Последний ставит задачу: вести заправку водой пожарного резервуара, расположенного на территории ЗАО ПК «Дитэко», основной вид деятельности которого – производство нефтепродуктов. Через восемь минут брандмейстер и его бойцы берутся за дело.

– Пётр Васильевич, – обращается Ануфриев по радиосвязи к своему подчинённому, начальнику караула Серебренникову, – прокладывайте две рукавные линии к пожарному резервуару с водой.

Приказано – выполнено. Буквально через несколько минут включились автоматические пожарные насосы (СПУ) пожарного поезда, и столь необходимая в тот критический момент вода стала поступать в пожарный резервуар. На то чтобы слить её из двух цистерн огнеборческого состава (в каждой по 70 кубов), понадобилось в общей сложности один час 50 минут.

Затем за дело взялась пожарная «артиллерия». В тот момент с огнём боролись 153 человека личного состава и 53 единицы техники различных региональных и ведомственных противопожарных и аварийно-спасательных структур.

После дополнительной заправки от пожарного поезда мощные струи брандспойтов пожарных машин и спецтехники с новой силой обрушились на злобно клокотавшие языки пламени.

К этому времени объятый огнём резервуар был почти полностью разрушен, обрушилась и кровля, были повреждены стенки.

После успешной пенной атаки всю выплеснувшуюся наружу нефть удалось потушить, приостановить обваливание цистерны. Однако горение по-прежнему продолжалось внутри самой ёмкости.

В тот момент было важно не допустить перехода огня на соседний резервуар. Для этого было необходимо производить его охлаждение.
Вот когда как нельзя кстати пришлась водица, оперативно доставленная подопечными
Андрея Ануфриева!

К тому же вмешался бродяга-ветер, неожиданно поменявший направление. Огнеборцы были вынуждены направить водные потоки в противоположную от соседних цистерн сторону, что привело к уменьшению тепловой нагрузки и намного облегчило весь процесс тушения.

К слову, о масштабах ЧП под Ангарском. Пожару был присвоен четвёртый ранг сложности из пяти возможных. В злополучной цистерне находилось три тысячи кубометров сырой нефти. С производства, где начался пожар, а также с соседнего предприятия было эвакуировано более 300 человек. Общая площадь, на которой происходила ликвидация возгорания, составила 2100 квадратных метров.

В результате успешно проведённой пенной атаки и не менее успешного пролива сгоревших конструкций пожар был полностью ликвидирован 22 августа около 17.00.         

20 секунд на сборы

Профессия пожарного особая. По словам Андрея Ануфриева, экстремальная ситуация для них – ситуация штатная, обычная работа. Но это вовсе не значит, что огнеборец подобен запрограммированной кибермашине. Любой здоровый человек, в общем-то, способен научиться бегать и прыгать, поднимать различные тяжести, лазить по лестнице. Но не каждый способен рисковать своей жизнью ради спасения чужой. Кстати, выезд на пожар организован так, чтобы ни одной минуты не пропало даром. Когда пожарным поступает сигнал тревоги, у бойцов есть всего
20 (!) секунд, чтобы надеть спецодежду.

Главная цель пожарного – спасение людей. Пострадавшим от огня и дыма требуется медицинская помощь, а пока едет скорая, пожарные оказывают доврачебную помощь. Получается, что пожарный – и огнеборец, и спасатель, и медик. И мало знать одну теорию – все необходимые навыки вырабатываются путём упорных тренировок.

Андрей с раннего детства мечтал стать пожарным. И он упорно шёл к своей цели. Рядовым бойцом ведомственной охраны ВСЖД стал в 1988 году. Заочно окончил Московскую школу усовершенствования руководящего состава. После получения диплома работал начальником караула пожарной команды на станции Иркутск-Сортировочный. С апреля текущего года там же возглавляет пожарную команду. Зона ответственности его подразделения – от станции Черемхово до станции Подкаменная.

Из общения с Ануфриевым и его подчинёнными я вынес твёрдое убеждение в том, что настоящий пожарный не знает слова «не могу». В любое время суток, в жару или в сильный мороз, в любом психологическом состоянии и настроении эти люди готовы идти в огонь и в воду. Случайные работники здесь долго не задерживаются. У пожарных, как в армии, есть свой боевой расчёт – команда, выезжающая на пожар. Боевой расчёт Андрея Ануфриева под Ангарском сработал на отлично.

Борис Ступин
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31