22 января 2021 06:13

22 января 2021 06:13

Как хоронили честь

Чиновники от военкоматов десятками погребали ныне здравствующих ветеранов.

Эта история «прославила» Нижнеудинский район на всю страну. За несколько лет работники местного и иркутского военкоматов, следствие над которыми сейчас ведёт военная прокуратура, похитили пять миллионов рублей, подделывая документы об оказании ритуальных услуг ветеранам.

Чиновники от военкоматов десятками погребали ныне здравствующих ветеранов.

Эта история «прославила» Нижнеудинский район на всю страну. За несколько лет работники местного и иркутского военкоматов, следствие над которыми сейчас ведёт военная прокуратура, похитили пять миллионов рублей, подделывая документы об оказании ритуальных услуг ветеранам.

Дочь бывшего машиниста локомотивного депо Нижнеудинск Петра Темчуры Галина Качина вот уже несколько недель страдает от сильнейшего гипертонического криза. Ошарашила информация в СМИ о манипуляциях с государственными деньгами, предназначенными для выплат на изготовление и установку памятников погребённым ветеранам, в число которых попал и её отец. Допекли и местные кумушки, назойливо и беспардонно останавливающие её на улице с глупейшими расспросами: «А правда ли?..» Потому и отказалась от встречи с журналистами, но по телефону сказала-таки несколько фраз о совершенно дикой ситуации.

– То, что наш папа Пётр Аврамович Темчура был якобы погребён с подобающими услугами, достойными ветерана войны, мы узнали из слов следователя военной прокуратуры, – с трудом, со страданием в голосе выговорила дочь фронтовика. – Следователь поинтересовался, обращались ли мы за материальной помощью на изготовление и установку памятника отцу  в местный военкомат.

Галина была сражена самой постановкой вопроса:

– Папа, слава Богу, живой, никакой памятник мы ему не заказывали, но следователь в очередной раз огорошил: деньги, дескать, на ветеранский памятник местным военкоматом уже освоены.

У Петра Аврамовича, как и у всех ветеранов войны, сложился нелёгкий жизненный путь. Воевал старшим лейтенантом в 522-м стрелковом полку 60-й армии Второго Украинского фронта. Известно, пехоту первой выбивали из строя, но он выжил. Работал корреспондентом в нижнеудинской районной газете «Путь Ильича», председательствовал в одном из местных колхозов, но денег хронически не хватало, а троих детей на ноги надо было ставить. Потому и пошёл фронтовик работать на железную дорогу.  Начинал кочегаром на паровозе.

– Мне с Петром Темчурой пришлось немного поработать, тогда он был помощником машиниста электровоза, – вспоминает председатель совета ветеранов эксплуатационного локомотивного депо Нижнеудинск Николай Мозолевский. – Толковый был локомотивщик, иначе бы 22 года железнодорожного стажа не заработал.

Сегодня у Петра Аврамовича семь внуков и восемь правнуков. Сын Сергей пошёл по стопам отца, трудится слесарем подвижного состава в вагонном ремонтном депо Нижнеудинск. Каково было родным и близким фронтовика узнать, что их отца и дедушку похоронили  заживо!

Следствие пока ведётся, но уже сегодня ясно, что плутоватые работники нижнеудинского военного комиссариата с подачи их иркутских начальников по-свойски договаривались с местными погребальными фирмами и оформляли «установку» памятников и надгробий фронтовикам по фиктивным документам.

Следователи установили, что все изображения на фиктивных памятниках были обработаны с помощью «Фотошопа». Деньги от государства казнокрады присваивали. Таким образом, по поддельным договорам и фотографиям они «отправили» на кладбище более двухсот ветеранов. Не упускали жулики и разные «мелочи».

– Мы проводили в последний путь нашего деда фронтовика Николая Павловича Бращунова действительно с помощью военкомовских денег, – с неохотой вспоминает главный инженер станции Нижнеудинск Игорь Бращунов. – Да, памятник деду мы с их помощью поставили, а вот про надгробие они «забыли», вроде как не заслужил такой почести от государства наш фронтовик.

Сегодня городской и районный военком Игорь Минаков, занявший эту должность после раскрытия аферы своих предшественников, как может отбивается от многочисленных телефонных звонков и посещений возмущённых нижнеудинцев.

– Нас обвиняют в воровстве и аморальности, – досадует руководитель. – Хотя те, которые участвовали в этих махинациях, у нас больше не работают. Могу точно сказать, что за период моей работы ничего подобного в нашем военкомате не произошло.

По делу, вызвавшему широкий резонанс  в Приангарье, пока проходят сотрудник комиссариата по Нижнеудинску и Нижнеудинскому району Светлана Будаева, работник центра социального обеспечения комиссариата Иркутской области Татьяна Перфильева и предприниматель Наталья Прутченкова. Эта троица с декабря 2006 года по сентябрь 2010 года подготовила «документы», в которых содержались фиктивные сведения на 360 человек. Ныне большинство из них здравствуют. Но в ходе предварительного следствия только Наталья Прутченкова, в отличие от своих коллег по преступному бизнесу, полностью признала свою вину и возместила 648 тыс. руб.

– Общая сумма ущерба от таких противоправных действий превысила пять миллионов рублей. В настоящее время расследуется уголовное дело по статье «Мошенничество в особо крупных размерах», – сообщил помощник военного прокурора по связям с общественностью Центрального военного округа Министерства обороны РФ Алексей Окатьев.

Пять миллионов рублей. Потрясение родственников в греховную калькуляцию ведомства, видимо, не записывают.

Александр Филиппов
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
        1 2 3
4 5 6 7 8 9 10
11 12 13 14 15 16 17
18 19 20 21 22 23 24
25 26 27 28 29 30 31