27 октября 2020 23:57

27 октября 2020 23:57

Как стать знаменитым

Дорога в акулы пера лежит через язык обслуживающего персонала.

Дорога в акулы пера лежит через язык обслуживающего персонала.

Уборщица со стажем столкнулась в дверях с улыбкой во всё лицо:

– От стоматолога что ли? Рекламируешь эффект «Блендамеда»?

– Не понял... – ответило лицо.

– Поймешь, когда зубы от кариеса посыпятся, – проходя мимо, пропела Клава.

Лицо проследовало за ней.

– Мадам! Я... это… корреспондент… Дипломная работа… Разрешите с вашей помощью углубиться в гущу событий.

– Углубляйся, – кивнула Клава на кучу, удобренную содержимым ведра, – а я покурю.

«Самородок», – догадался дипломник и заземлился рядом.

– Мадам, мне кажется, что вы замените отдел кадров и все отчёты о проделанной работе за последние десять лет. С чего начнём интервью?

– Да хоть с этого машиниста! Видишь: всё курит да курит и мечется, как ходики, туда-сюда? А отчего? Раньше-то помощник на смену как на первое свидание – за полчаса – приходил, ждал машиниста. А теперь сам машинист ищет помощника, как блудливую жену. Явка под поезд срывается... Валидол глотает. Эдак скоро помощники будут руководить движением, а не диспетчеры и нарядчики.

– А проблема-то в чём?

– В графике работ, в молодости, гормонах... Ты пробовал работать через 12–18 часов? А успеть надо многое: отдохнуть, девок осчастливить, расслабиться, протрезветь, подготовиться к работе... Вот и срываются, как наступление немцев под Ленинградом. Кого увольняют за прогулы, а кто и сам уходит.

– Так это же текучесть кадров.

– Это весеннее половодье. Порой видишь: помощник ходит-ходит, а потом раз – и нет, промелькнёт, как звезда по небосклону, – желание загадать не успеваешь.

– А подмениться нельзя?

– Можно, если клонировать каждого, как овечку Долли. К тому же бригады скреплены почти семейными узами, только печати в паспорте не хватает.

–Так что – выхода нет? Тупик?

– Выход есть! Даже два! Первый: надо быть фанатом, чтобы ни на кого не тянуло, кроме как на работу. Второй – дать время для адаптации, проявить участие и понимание, и тогда преданность компании будет исчисляться не осенним звездопадом, а десятилетиями.

– А нанотехнологии у вас применяют?

– Без них, как без Чубайса, никуда не деться. Вот порешили, что бригады на севере два месяца в году потеют, – внедрили вентиляторы. А что зима девять месяцев и мороз под пятьдесят – забыли. Она ведь приходит внезапно, как муж из командировки, а остаётся надолго, как зубная боль на выходных.

– А профлидер куда смотрит?

– Есть профлидер, но он освобождён и независим от наших проблем. Вот наш: был машинистом – имел тревожный чемоданчик, спал стоя, одетым. А теперь ходит по квартире на босу ногу – куда торопиться? Ничего не делать и быть любимым – задача не из лёгких.

– А безопасность движения?

– Дык превыше всего. Только понимают её по-разному: кто присягает, а кто кивает.

Лицо погрустнело: ответы ставили в тупик. Увидев это, Клава с улыбкой сказала:

– Пиши: надежда на лучшие перемены есть. Парк пополняется новыми локомотивами – это радует. Спецодежда не в пример старой: тёплая, удобная, стильная. В комнатах отдыха евроремонт. И это только начало. Начало, значит-ца, большого созидательного пути.

И, как бы извиняясь, добавила:

– Ну ладно, день не резиновый, а дел ещё много. Будешь знаменитым – заходи.

Ян Петрович
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31