24 октября 2020 18:19

24 октября 2020 18:19

Зимняя охота акустиков

3 января 2013-го наш корреспондент провёл в Иркутск-сортировочной дистанции пути.<br />
<br />
Повод для этого появился ещё на исходе года предыдущего. В центре диагностики пути мне сообщили: согласно рейтингу цехов дефектоскопии дистанций пути ВСЖД за 11 месяцев иркутяне занимали первое место.<br />

3 января 2013-го наш корреспондент провёл в Иркутск-сортировочной дистанции пути.

Повод для этого появился ещё на исходе года предыдущего. В центре диагностики пути мне сообщили: согласно рейтингу цехов дефектоскопии дистанций пути ВСЖД за 11 месяцев иркутяне занимали первое место.

Дабы не искушать судьбу перед Новым годом, договорился о послепраздничной встрече с мастером участка дефектоскопии ПЧ-7 Андреем Агринским. Светает в начале января поздно, поэтому Андрей Анатольевич резонно посоветовал мне подъезжать часам к десяти...

Перед выходом посмотрел на уличный термометр. Было, по нашим сибирским меркам, всего ничего – каких-то минус 27...

– А Андрея Анатольевича нет, – озадачили меня поначалу в цехе дефектосопии, – но не беспокойтесь, он предупредил о вашем появлении.

Человек предполагал, а вагон-дефектоскоп располагал. Потому что на этом самом вагоне Агринский, как оказалось, в эти минуты передвигался к Большому Лугу.

«Нет непосредственно руководителя цеха. А это, быть может, и к лучшему, – успокоил я себя. – Без начальственного взгляда рядовые дефектоскописты не будут чувствовать себя скованно, станут более откровенными в разговоре»...

– Это хорошо, что вы одеты подобающим образом, – одобрительно оценил мои шапку-ушанку и камусы оператор дефектоскопной тележки Максим Емельянов.

Вообще-то Максим на сегодняшний момент де-факто не оператор, а наладчик. А по сути – правая рука мастера. Впрочем, к подобной нагрузке ему не привыкать. Во время отпуска или какой-то другой оказии Максим Емельянов уже не раз выполнял обязанности наладчика.

Говорят, свято место пусто не бывает. 18 лет мастером цеха дефектосопии Иркутск-сортировочной дистанции пути трудился Владимир Иванов. 17 декабря 2012 года иркутские путейцы торжественно проводили Владимира Евгеньевича на заслуженный отдых. После этого заработала цепочка кадрового резерва. Отработавший 12 лет наладчиком цеха дефектоскопии Андрей Агринский 18 декабря становится мастером, а его место, соответственно, занимает Максим Емельянов.

– Из Максима, по моему мнению, будет толк, – рассуждает оператор дефектоскопой тележки Евгений Марценович. – Все данные у него для этого есть. Что ты, Максим Сергеевич, скромничаешь, лучше сам расскажи о себе.

– Да мне особенно и рассказывать-то нечего, – с явной неохотой отзывается новоиспечённый наладчик. – Родом я из Чернышевска-Забайкальского. Отец Сергей Васильевич одно время был начальником путеизмерительного вагона. Мама Тамара Рахимовна – инженер по обучению тамошней дистанции пути. Заочно учусь на 4-м курсе ИрГУПСа. 25 декабря мне исполнился 31 год. Вот, собственно, и всё...

– Евгений, а как вы пришли на ВСЖД и в цех дефектоскопии в частности? – обращаюсь к Марценовичу.

– Скорее всего, это какая-то неслучайная случайность, – философски рассуждает Евгений Геннадьевич. – Окончил железнодорожную школу № 42 в Иркутске (сейчас лицей № 36). Но вот диплом инженера-электромеханика получил вовсе не в ИрГУПСе, а в политехе. Был это переломный во многих отношениях 1991-й. Как и многие, пытался реализовать себя в коммерции, но не сложилось.

Хорошо, что его старший брат Олег, машинист электровоза ТЧ-5, посоветовал в 2000 году идти работать на железную дорогу. Тут весьма кстати подоспело объявление о наборе в ПЧ-8. И когда кадровики дистанции увидели его диплом о высшем техническом образовании, то сразу определили в цех дефектоскопии.

– Не жалеете об этом выборе?

– Ничуть. Разумеется, нашу профессию легкой в буквальном и переносном смыслах никак не назовёшь. Вот смотрите, Авикон-01. С его помощью мы сегодня будем проверять состояние одного из путей нечётного парка прибытия станции Иркутск-Сортировочный. В 2000-м мне довелось осваивать этот съёмный дефектоскоп. Хороший аппарат. Но вот вес у него с оснасткой порядка 100 кг! Вот и представьте, сколько физических усилий необходимо затрачивать дефектоскопистам, чтобы по 20–30 раз убирать и вновь ставить его на рельсы при приближении и удалении подвижного состава. Про всепогодность я уже не говорю: дождь, снег или, как сегодня, морозец – мы ежесменно должны идти вперёд вместе с нашей кормилицей в среднем по шесть – семь километров...

Наконец, Авикон-01 крепкими руками Евгения Марценовича и Максима Емельянова бережно переносится на рельсы 25-го пути. Но не успели ещё толком начать работать, как сигналист Ирина Устюжина предупреждает: по нашему пути навстречу движется одиночный маневровый тепловоз. Тележка оказывается в междупутье. Пропускаем локомотив. Через несколько минут аппарат вновь в деле.

Работа оператора дефектоскопной тележки (в данном случае Максима Емельянова) сродни работе акустика подводной субмарины. Тот же ультразвук, те же наушники. Только свой земной хлеб наши акустики отрабатывают по-своему – наматывая на своих двоих за зимний сезон более сотни километров станционных и перегонных путей. А счёт в тринадцатом году они открыли в числе первых.

Борис Ступин. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31