25 октября 2020 16:20

25 октября 2020 16:20

Гладко было на бумаге

Обнаруживаются факты фиктивного устранения замечаний.<br />
<br />
Когда воображение развито хорошо, то реализация производственных заданий не так уж и важна. Так почему-то считают некоторые ретивые командиры производства в своём неуёмном стремлении выдать желаемое за действительное.<br />

Обнаруживаются факты фиктивного устранения замечаний.

Когда воображение развито хорошо, то реализация производственных заданий не так уж и важна. Так почему-то считают некоторые ретивые командиры производства в своём неуёмном стремлении выдать желаемое за действительное.

В рамках проведения Дня безопасности в ПЧ-13 ревизорами аппарата РБ выявлены многочисленные примеры мнимого устранения нарушений, зафиксированных в ходе генерального осеннего осмотра под председательством начальника Горхонской дистанции пути Алексея Волосатова.

Проверяющие с удивлением обнаружили, что в Горхонской ПЧ объёмы работ по смене шпал на главных, приёмоотправочных и станционных путях, указанные в актах осеннего осмотра, отписаны в полном объёме, что, мягко говоря, не соответствует реальности.

Так, на первом околотке по первому пути (с 5676-го по 5681-й км) требовалось сменить 665 негодных шпал. Фактически же сменено лишь 34 штуки. Чувствуете разницу?

Аналогичная картина и в других подразделениях ПЧ-13. На втором околотке после проведения осеннего осмотра в октябре 2012 года требовалось сменить ни много ни мало 2325 (!) шпал. В действительности заменено 52 штуки.

При этом на отдельных километрах по нечётному пути (с 5688-го по 5690-й км и с 5691-го по 5696-й км, на 5700-м и 5702-м км) не сменено ни одной шпалы. Зато в актах эта работа отписана как выполненная...

В общем, что-то у горхонских путейцев нескладно получается с арифметикой, а точнее, с отчётностью.

Дотошные ревизоры выяснили, что и с другими элементами строения пути в ПЧ-13 происходит какая-то «мистика». Оказалось, что фиктивно отписаны замечания по пополнению шпальных ящиков балластом и вырезке выплесков.

К примеру, требовалось пополнить балластом 680 метров пути, вырезать выплески в объёме 111 метров на разных километрах. Не устранены огрехи при смене подрельсовых и нашпальных прокладок на бесстыковых путях.

На бумаге у горхонцев вроде всё в ажуре: все объёмы отписаны в акте осеннего осмотра. Удивительно, но факт: данная работа вообще не планировалась. Об этом свидетельствует отсутствие соответствующих записей в журнале планирования и учёта выполненных работ, декадном графике ПУ-74.

На четвёртом околотке (ст. Илька) местным дорожным мастером фиктивно отписаны замечания по смене переводного бруса на стрелочных переводах № 13 и № 17. Не сменены негодные шпалы. Требовалось сменить 796 шпал, фактически сменено 106.

Ревизоры аппарата РБ выяснили, что график натурного осмотра главного хода в Горхонской дистанции пути постоянно не выполняется. Поражает, что приёмоотправочные и станционные пути руководители ПЧ-13 вообще не считают нужным проверять. Горхонцы, соответственно, так и не смогли предоставить ревизорам ни одного акта осмотра за октябрь и ноябрь 2012 года.

Почему-то в приказе начальника дистанции Алексея Волосатова от 30 октября текущего года за номером 461 неблагополучные перегоны не закреплены за конкретными руководителями ПЧ-13. А ведь это неукоснительное требование начальника дороги Василия Фролова, зафиксированное им в приказе от 16 октября 2012 года № 342.

Ревизоры резонно посчитали, что такого рода вольности просто недопустимы, и отправили соответствующий приказ Алексея Волостова на переработку.

Для чего работают передвижные средства диагностики пути? Ответ очевиден – для выявления дефектов рельсов, угрожающих безопасности движения. Выявили. Дальше необходимо принять меры для их оперативного устранения. Заметьте, именно оперативного! А вот в Горхонской дистанции почему-то так не делают. Примеры? Пожалуйста. Так, на четвёртом приёмоотправочном пути станции Горхон 27 ноября после прохода путеизмерительной тележки были выявлены неисправности третьей степени по уширению пути до 1545 мм. Показательно, что названные неисправности выявлялись ещё ранее (25 и 26 сентября) и были отписаны как устранённые.

А вот ревизоры аппарата РБ 28 ноября при натурном осмотре данного пути обнаружили уширение – более 1548 мм, растянутые стыковые зазоры до 33 мм. Естественно, было принято решение данный путь закрыть.

Во время дорожного видеоселекторного совещания Алексей Волосатов попытался найти первопричину этих безобразий: дескать, на станции Горхон трудится новый дорожный мастер. Допустим. Но разве безопасность движения поездов должна зависеть от стажа работы того или иного специалиста?

И ещё один вопрос: сколько метров от злополучного четвёртого пути на станции Горхон до конторы ПЧ-13? 300, 400, от силы 500... Что, скажите на милость, мешало тому же Алексею Волосатову и его заместителям пройтись с натурным осмотром по «столичному» околотку, а заодно и проверить в деле начинающего дорожного мастера? Ничего не мешало.

Кстати, выяснилось, что и сам Алексей Волосатов работает в должности начальника Горхонской дистанци пути каких-то шесть месяцев.

Получается некий замкнутый круг. Один специалист новоиспечённый, другой малоопытный. Так что же теперь руководителям службы пути, ревизорам аппарата РБ прикажете дневать и ночевать в ПЧ-13 и, что называется, переставлять ноги тамошним командирам? Нельзя же, в конце концов, собственные огрехи постоянно списывать на внешние обстоятельства. Пора и самим командирам Горхонской дистанции пути, что называется, засучив рукава, браться за дело.

Борис Ступин. фото: архив «Восточно-Сибирского пути»
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31