23 января 2021 11:31

23 января 2021 11:31

И мешковина лубочнику сгодится

Жители Большого Луга признали в своём земляке Виталии Стройкове талант живописца.<br />
<br />
Бывшего помощника машиниста, а ныне стрелка ведомственной железнодорожной охраны на ВСЖД Виталия Стройкова выставить свои работы на день посёлка Большой Луг, традиционно здесь совмещаемый с Днём железнодорожника, лично уговаривал местный голова. Но живописец сомневался: а вдруг его люди на смех поднимут?<br />

Жители Большого Луга признали в своём земляке Виталии Стройкове талант живописца.

Бывшего помощника машиниста, а ныне стрелка ведомственной железнодорожной охраны на ВСЖД Виталия Стройкова выставить свои работы на день посёлка Большой Луг, традиционно здесь совмещаемый с Днём железнодорожника, лично уговаривал местный голова. Но живописец сомневался: а вдруг его люди на смех поднимут?

Своими лубками Виталий расписал по просьбе начальства все административно-бытовые помещения охраны на станции Иркутск-Сортировочный. Всё в них есть: морское раздолье, тайга, понятное дело, берёзки, а вот железнодорожной тематики нет.

– Отчего так? – пытаю Виталия.

– Объект я охраняю серьёзный – Иркутный мост, не положено его изображать, – даёт понять о неуместности шуток самодеятельный художник.

А что касается празднования дня посёлка, с которого мы начали свой рассказ, то полотна стрелка покорили местных жителей, многие из которых работают на железной дороге. Они тут же, на полянке, пожелали приобрести работы Виталия, не скупясь на гонорары.

За те 30 лет, что он живёт в Большом Луге, старожилы запомнили его и как своего участкового, и как рабочего леспромхоза, пытался стать толкачём-локомотивщиком на ближнем к своей родной станции горно-перевальном участке, а вот остановился в своём профессиональном метании на железнодорожной охране.

В Большом Луге и знать-то никто не знал, что у него есть редкий дар живописца. Так что в день посёлка он своих земляков удивил по полной программе! И если бы работники здешней администрации не упросили «выставиться», так и осталось бы его самодеятельное творчество для местных жителей тайной за семью печатями.

Как он – при том, что на работу Стройкову приходится мотаться на другую станцию – находит время на то, чтобы воплощать на полотнах земную красоту?

– Летом делаю только наброски, фотографии, работаю в основном зимой, – уверяет лубочник. – Бывает, несколько месяцев сидишь, ждёшь, когда просохнет каждый мазок, иначе нужный душе цвет не подберёшь».

Его манера – гладкое письмо. Так рисовали старые художники. Работы светятся внутренней красотой.

Муза лубочника Стройкова и его главный критик – супруга Татьяна. Он, как истинный художник, не знает себе цены. Во время поселкового праздника недоумённо пожимал плечами на просьбы продать ту или иную работу: не научился считать свои творения предметом коммерции.

Он с детства пристрастился к письму. Иной раз, говорит, так душа зудит выразить тот или иной пейзаж, что рука за неимением другого материала сама тянется к мешковине из-под сахара и творит на ней.

Хотя рисует он тихо и вкрадчиво. Душа – она подскажет, как изобразить красоту байкальской природы. В таких случаях все средства хороши, некогда бегать по магазинам в поисках нужного материала. Вот белые лошади, как живые, запечатлённые на всём скаку, вот родимые берёзки – куда уж без них в родном отечестве? И у каждой работы нашлись поклонники.

В тот день люди подходили и удивлялись: «Да это же Слюдянка, мыс Любви». Всё верно. А вот окрестные дали бывшей деревни Шинихта. В ней до переселения в Большой Луг жили многие из здешних. Посмотрели на красочный пейзаж – и как будто на малой родине побывали.

Свои живописные полотна он раздаривает родственникам и знакомым. Сразили работы и поселкового главу: он тут же сделал предложение написать картину к 55-летию посёлка, которое будет отмечаться летом 2013 года – традиционно в День железнодорожника.

Александр Филиппов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30