Облёт северного хода ВСЖД не выявил скоплений воды и селевых масс.

Эта воздушная операция была организована для обследования селеопасных участков, верховьев рек на наличие скоплений воды и участков земляного полотна, подверженных размыву паводковыми водами, с целью своевременного выявления угрозы безопасности движения поездов и принятия мер по предотвращению чрезвычайных ситуаций.

"/> По данным авиаразведки | Восточно-Сибирский путь | Газета от 20120809 | 3 полоса
21 октября 2020 07:44

21 октября 2020 07:44

По данным авиаразведки

Облёт северного хода ВСЖД не выявил скоплений воды и селевых масс.

Эта воздушная операция была организована для обследования селеопасных участков, верховьев рек на наличие скоплений воды и участков земляного полотна, подверженных размыву паводковыми водами, с целью своевременного выявления угрозы безопасности движения поездов и принятия мер по предотвращению чрезвычайных ситуаций.

Облёт северного хода ВСЖД не выявил скоплений воды и селевых масс.<br />
<br />
Эта воздушная операция была организована для обследования селеопасных участков, верховьев рек на наличие скоплений воды и участков земляного полотна, подверженных размыву паводковыми водами, с целью своевременного выявления угрозы безопасности движения поездов и принятия мер по предотвращению чрезвычайных ситуаций.<br />
<br />
С 3 августа личный состав «воздушной» комиссии находится в режиме постоянной боеготовности, но подводит погода: что-то не срасталось с метеоусловиями в небесной канцелярии. И только ясным воскресным утром, аккурат в День железнодорожника, поступает сигнал: «Десять минут на сборы, идём на взлёт!»<br />
<br />
В приземистом, как бы приготовившемся к прыжку вертолёте МИ-8 Бурятских авиалиний нас радушно встречает экипаж во главе с командиром Анатолием Ушаковым. Вновь запрошен метеопрогноз, изучены полётные карты, согласован маршрут – и, наконец, утреннюю тишину окрестностей Нижнеангарского аэропорта оглашает грохот мощного двигателя, приводящего в движение лопасти винтов.<br />
<br />
Берём курс на запад – летим на Кунерму. Завершив взлётную «коробочку» над Байкалом, вертолёт поднимается на более чем двухкилометровую высоту и следует по заданному воздушному эшелону. На пути к горному перевалу Дабан обследуем верховья множества ручьёв и речушек – нигде нет скоплений больших масс воды, которые могли бы угрожать безопасности движения поездов. Увы, до конечной цели на западе – ручья Вредного – мы чуть-чуть не добрались: из-за плотной облачности, закрывшей горы, приходится поворачивать назад, лететь обратно в Нижнеангарск.<br />
<br />
На другой день наконец-то повезло с погодой, и ближе к полудню нам предоставляют воздушный коридор в восточном направлении – до Новой Чары. Этот день авиаразведки получается весьма продуктивным: помимо изучения речных долин нам удаётся обследовать и верховья весьма коварных селеопасных ручьёв Глыбового, Безымянного и Анамакита в гигантских ущельях-каньонах. Дикая завораживающая красота высоченных горных пиков, заглядывающих в иллюминаторы, неумолчный, временами надрывный грохот двигателя и свирепый посвист винтов, с неимоверным усилием рубящих разреженный горный воздух – на всё это не обращают особого внимания члены комиссии. Они активно и целеустремлённо, невзирая на высокогорную болтанку, ведут фотосъёмку из всех иллюминаторов слева и справа по ходу движения воздушного корабля. Даже беглым невооружённым глазом видно, что внизу, в ущельях, хватает селевого материала: почти все склоны гор изрезаны следами камнепадов и осыпей. Если грянут обильные ливни, то вся эта «болтушка» в виде гремучей смеси из воды, камней и деревьев понесётся вниз, сметая и сокрушая всё на своём пути.<br />
<br />
– Дабы исключить такую вероятностную угрозу безопасности движения поездов на участке с 1206-го по 1224-й километры, разрабатывается проект защитных регулирующих сооружений на вышеупомянутых ручьях близ железнодорожных мостов, – отмечает начальник инженерно-геологической базы станции Северобайкальск Владимир Шабалин. – Рекомендации специалистов таковы: изготовить и установить там в шахматном порядке деревянные ряжи, заполнить их скальником, и они будут стоять действительно как скала, выдержат любой напор селевого потока…<br />
<br />
За Кодарским тоннелем поворачиваем вверх, в горы, чтобы посмотреть, какова ныне оперативная обстановка в тех местах, откуда в 2002 году на главный ход сошёл мощный селевой поток. К сожалению, этот манёвр тоже не удаётся: горные отроги затянуты чёрной хмарью грозовых туч. Продолжаем полёт на восток, но уже над перегоном Леприндо – Салликит нам преграждает путь стена непроглядного тумана.<br />
<br />
Наш вертолёт приземляется в Таксимовском аэропорту. Постполётное резюме председателя комиссии начальника отдела инфраструктуры Северобайкальского региона ВСЖД Алексея Нагорного предельно краткое:<br />
<br />
– Посмотрели участок Дабан – Салликит с заходом на верховья рек и ручьёв. Скоплений воды и селевых масс не обнаружено, в ближайшее время угрозы движению на железной дороге не предвидится…<br />
<br />
<br />
Сергей Ринчинов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31