22 октября 2020 18:32

22 октября 2020 18:32

Будто всё это было вчера

Историю пишут люди. И то, что написано пером, не вырубишь и топором.

«Память и судьбы» – под таким названием
в Иркутске вышла в свет очередная книга
известного журналиста Владимира Ходия.

Историю пишут люди. И то, что написано пером, не вырубишь и топором. <br />
<br />
<br />
«Память и судьбы» – под таким названием <br />
в Иркутске вышла в свет очередная книга <br />
известного журналиста Владимира Ходия. <br />
<br />
<br />
Бывают же совпадения. Однажды собирал материал для очередного номера газеты на станции Иркутск-Пассажирский и случайно нажал на спуск фотокамеры – как тогда мне показалось, смотревшей объективом «в молоко». Обычно в таких случаях ничего путного не получается. <br />
<br />
Но когда пришёл на работу и стал просматривать снимки, то на «несанкционированном» кадре увидел человека, присевшего на корточки у стены здания вокзала и читавшего газету. В нём я, к большому удивлению, признал своего старого знакомого – журналиста Владимира Васильевича Ходия.<br />
<br />
Конечно, сразу вспомнились годы совместной работы в «Восточно-Сибирской правде», тогда ещё самом многотиражном издании Иркутской области. В этой газете Ходий прошёл путь от корреспондента до заместителя главного редактора. А теперь он «тассовец» с тридцатилетним стажем.<br />
<br />
В тот день мой коллега, как я догадался, <br />
поджидал электричку, чтобы уехать на дачу.<br />
<br />
В поездах его я встречал и раньше. Доводилось ехать и в одном вагоне. А нередко наши пути пересекаются на пресс-конференциях с участием руководителей ВСЖД, на которых он неизменно привлекает внимание своей эрудицией, знанием дел на железной дороге <br />
и нестандартными вопросами.<br />
<br />
Ставить вопросы он умеет. Не всегда они удобны. Владимир Ходий одним из первых среди иркутских журналистов обеспокоился судьбой Кругобайкальской железной дороги, посвятив ей несколько печатных выступлений. В далёком 1965 году в опубликованном в «Восточно-Сибирской правде» очерке «Сумерки над тоннелями» он, с восторгом описывая красоту байкальского пейзажа, поведал и о том, в каком убогом состоянии находится участок от Порта Байкал до Слюдянки после того, как он стал тупиковым. Находясь под впечатлением этого контраста, тогда он и задал властям и руководству дороги вопрос: «Разве можем так бездумно губить свои ценности, свои богатства?»<br />
<br />
Репортаж не остался незамеченным. После выхода материала в свет на этот некогда самый закрытый участок Транссиба рванули туристы. Получилось, что автор, может, сам того не подозревая, сделал очень хорошую рекламу этому инженерному чуду света.<br />
<br />
Спустя 15 лет Владимир Ходий снова обращает свой взгляд на Кругобайкалку в другом очерке, подчёркивая отстранённость от её судьбы руководителей Иркутской области.<br />
<br />
А что же Транссибирская магистраль? Он и ей уделяет особое внимание. На газетных полосах, а потом в телеграфных лентах ТАСС появляются его сообщения о новых технологиях и достижениях коллективов. В одном из очерков он пишет о том, почему отдано предпочтение варианту прокладки Транссиба вдоль Московского тракта, а не прямому, северному маршруту, предполагавшему путь через Братский острог, на северный угол Байкала, срез дуги Амура, по протокам рек Зеи и Буреи к Хабаровску и оттуда к Владивостоку. Это его исследование относится к 1978 году. Но актуально до сих пор.<br />
<br />
Все материалы Владимир Ходий объединил в вышедшей недавно в Иркутске очередной книге «Память и судьбы», в которой рассказывается об основателях Иркутска. О деятельности работников горно-солнечной экспедиции СибИЗМИРа в Мондах. О климатологах, изучающих Байкал, и ловцах нейтрино. О сейсмологе Викторе Солоненко, инженере экспедиции Мостранспроекта Наркомата путей сообщения Владимире Гетлинге, производившем все тяговые и эксплуатационные расчёты по строящемуся прямому выходу Транссиба из Иркутска в Слюдянку. О герое алмазной эпопеи в Якутии Григории Файнштейне... А завершает этот экскурс рассказ о приезде в Иркутск последнего короля Афганистана, доброго друга нашей страны Мухаммеда Захир-Шаха. Всё интересно. И хотя под текстами стоят даты 20,30 и 40-летней давности, всё равно испытываешь чувство, будто всё происходило вчера. Такая у автора лёгкая рука.<br />
<br />
У Владимира Ходия это уже третья персональная книга. И есть уверенность, что и следующая, которая уже готовится к печати, будет не менее захватывающей. <br />
Александр Иванов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31