Жажда мести не мешала им оставаться людьми.

Фронтовые дороги Валерия Николаевича Шабунова прошли у Берлина и Праги.

"/> Дорогами войны | Восточно-Сибирский путь | Газета от 20120504 | 8 полоса
24 октября 2020 07:01

24 октября 2020 07:01

Дорогами войны

Жажда мести не мешала им оставаться людьми.

Фронтовые дороги Валерия Николаевича Шабунова прошли у Берлина и Праги.

Жажда мести не мешала им оставаться людьми.<br />
<br />
Фронтовые дороги Валерия Николаевича Шабунова прошли у Берлина и Праги.<br />
<br />
Много лет назад, когда он водил поезда на паровозной и тепловозной тяге, приписанные к депо Улан-Удэ, к нему часто приставали молодые коллеги с просьбой рассказать, как он видел Сталина.<br />
<br />
– Еду я по Красной площади на своём ЗИЛе-151, – вспоминал бывший машинист, – и краем глаза вижу: на трибуне в окружении руководителей Советского Союза стоит генералиссимус, такой, каким его изображают на портретах, и принимает парад. Но мне, если честно, не до него. В голове только одна мысль: не потерять управление, не сбиться со скорости и не дай Бог, чтоб заглох мотор. В кузове солдаты, за машиной миномёт. Следом – колонна из автомобилей, только что сошедших с конвейера автозавода. За машиной орудие. <br />
<br />
Произошло это в 1947 году, когда меня перевели в 85-й Гвардейский гаубичный артиллерийский полк, дислоцирующийся в Подмосковье и принимающий участие в военных парадах. А вообще-то тот военный парад на Красной площади у меня был не единственный. Потом я ещё два раза в них участвовал.<br />
<br />
В этот полк Валерий Николаевич попал по специальному тщательному отбору, как фронтовик. А затем началась трудовая жизнь. Окончил Воронежскую трёхгодичную школу сталинских машинистов.<br />
<br />
– Я с детства любил паровозы, – подчёркивает он. – Приходил на станцию под Воронежем и подолгу любовался ими, представляя, как сижу на месте машиниста и несусь навстречу далям. Другого ничего не хотел. И, возможно, в восемнадцать лет бы поступил учиться на него. Только вот война отсрочила эту мечту.<br />
<br />
Её кошмар начался с самого первого дня. Валерий Николаевич вспоминает, какая в этот день была паника. Магазины опустошались прямо на глазах. Раскупались даже костыли в аптеках. И сразу же стали вручаться повестки на фронт. Их разносили по домам. <br />
<br />
Затем один за другим ушли на фронт два старших брата. А потом пришла и его очередь. Прошёл от города Бердичев до Праги. Всё это время шоферил в 1404-м зенитном полку. Перевозил грузы, пушки, артиллеристов.<br />
<br />
– Участвовал в боях за Ковров, Корец, Львов, Краков, – рассказывает фронтовик, листая свой военный билет, – и в Германии побывал, в 65 километрах от Берлина, отбивая атаки немецкой армии, которая шла спасать окружённую немецкую столицу. Здесь объявили об окончании войны. Мы обрадовались. Штыки в землю. А нам приказ – на Чехословакию. В Праге бои.<br />
<br />
Поражаюсь, у Валерия Николаевича память на все сто.<br />
<br />
– Столько лет, – говорю ему, – и всё помните.<br />
<br />
– Такой кошмар разве забудешь... – откликается ветеран. – А вы знаете, когда мы занимали немецкие населённые пункты, во многих домах находили записки. «Рус не жги наши дома». Мы руки этим делом не марали. Даже на войне надо оставаться человеком. Хотя наши солдаты тоже разные были. У кого семью или кого-нибудь убили, им мстили. Да и те, у кого родственники были живы, фашистов ненавидели. На моих глазах при артналёте девушке ногу оторвало. А сколько было погибших солдат. Однажды фашистский бомбардировщик на нашу батарею сбросил большой железный ящик под названием «чемодан», начинённый минами. Погибли одиннадцать сослуживцев. А я уцелел. На нашей батарее снаряды кончались. Шёл бой. Комбат вызывает: «Езжай за снарядами». Мы в машину с парнем из Одессы. Едем по открытому полю, нас обнаружили немецкие истребители и начали охоту. На всякий случай я перевёл машину на ручной газ, а сам – на подножку машины.<br />
<br />
Валерий Николаевич рассказывает, что сам, видимо, родился под счастливой звездой. Уцелел под бомбёжками с воздуха, не стал жертвой снаряда. Вот только как-то раз угодил под автоматную очередь. От гибели его спасла броня «Брезенты-0900». Однако ранения имеет. При обстреле осколки снаряда попали в обе руки. Но в госпиталь не поехал. Не было шофёров.<br />
Александр Иванов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31