Работы по станции много, и здесь каждая минута имеет свою цену.

Большие «окна» – привилегия большого путейского сезона. Зимой, если их и выделяют, то это, скорее, небольшие «окошки» по 10–15 минут. И хотя их, по сравнению с летом, больше, но успевать делать нужно только самое необходимое. Станция не ждёт – проходят грузовые поезда, проводится маневровая работа, и эти минуты дорогого стоят.

"/> Плотное «окошко» | Восточно-Сибирский путь | Газета от 20120217 | 7 полоса
22 октября 2020 15:23

22 октября 2020 15:23

Плотное «окошко»

Работы по станции много, и здесь каждая минута имеет свою цену.

Большие «окна» – привилегия большого путейского сезона. Зимой, если их и выделяют, то это, скорее, небольшие «окошки» по 10–15 минут. И хотя их, по сравнению с летом, больше, но успевать делать нужно только самое необходимое. Станция не ждёт – проходят грузовые поезда, проводится маневровая работа, и эти минуты дорогого стоят.

Работы по станции много, и здесь каждая минута имеет свою цену.<br />
<br />
Большие «окна» – привилегия большого путейского сезона. Зимой, если их и выделяют, то это, скорее, небольшие «окошки» по 10–15 минут. И хотя их, по сравнению с летом, больше, но успевать делать нужно только самое необходимое. Станция не ждёт – проходят грузовые поезда, проводится маневровая работа, и эти минуты дорогого стоят.<br />
<br />
Самая сезонная работа – это укладка пучинных карточек и снегоборьба. После прохода путеизмерительного вагона и натурных осмотров бригадиров и мастеров выявляются участки, на которых работу эту необходимо провести в первую очередь.<br />
<br />
– Это к вашему вопросу об обеспечении безопасности движения поездов, – говорит заместитель начальника Иркутск-сортировочной дистанции пути (ПЧ-7) Игорь Распутин. – У путейцев что ни делается, всё служит этой задаче. Такова специфика работы.<br />
<br />
Пока идём на участок, он успевает рассказать и о специфике дистанции: 250 км – развёрнутая длина главного хода, 374 км станционных и 60 км подъездных путей. А самое главное – свыше 1200 стрелочных переводов. Они-то и есть главная забота путейцев в зимний период.<br />
<br />
– Без досмотра не остаются ни на минуту, – поясняет Игорь Распутин. – Когда небольшой снег, то достаточно 3–6 человек от каждого из 15 околотков ПЧ. А когда нанесёт, завьюжит, то поднимается «вторая очередь»: путейцы, эсцебисты, энергетики, привлечённые из ПМС, дирекций тяги, ремонта и эксплуатации путевых машин, вагонники, работники станций. Дело для всех находится.<br />
<br />
Там, где есть устройства воздухообдувки, стрелки обдувают сжатым воздухом, где нет – чистят вручную. Главный ход – забота ПЧ. Но и на остальных участках «дилетантства» не терпят: люди работают под контролем специалистов. Обязателен инструктаж и наличие сигналистов. И это тоже обеспечение безопасности.<br />
<br />
...На этот раз «окошко» дали на 10 минут, и бригада под руководством Андрея Дармодехина без раскачки приступает к работе. Сам бригадир колдует с путевым шаблоном, намечает точки «лечения», монтёры сноровисто ослабляют крепления рельсов, приподнимают их и так же споро закладывают пучинные карточки. Опять натурный промер и гайковёрты надёжно притягивают рельс к шпале. Новое место. И так далее – все десять минут. «Окошко» закрывается. Можно вздохнуть спокойнее...<br />
<br />
Пока есть время, говорим о работе на околотке и опять же о безопасности движения поездов. Андрей Дармодехин немногословен как все, кто знает, что её обеспечение – прямая обязанность любого железнодорожника и обсуждать это отдельной строкой – переливать из пустого в порожнее.<br />
<br />
Но тут же выясняется, что он уже много лет является общественным инспектором по безопасности движения поездов и на его счету только за последние четыре года два выявленных дефекта в проходящих подвижных составах.<br />
<br />
– Серьёзные дефекты? – интересуюсь у бригадира.<br />
<br />
– Останавливать пришлось. Наградили именными часами начальника дороги.<br />
<br />
Сигналист Елена Усенко не только в бригаде, но, наверное, и в дистанции – одна из самых опытных работников: более 25 лет не расстаётся с оранжевой курткой. Начинала монтёром пути, сейчас – ангел-хранитель не только работающих на участке коллег, но и тех, кто по этому участку поедет через минуту. Она попросту не уберёт запрещающий щит-сигнал, пока не убедится, что работы закончены, а не оставлены «на потом».<br />
<br />
– Ну этого у нас в ПЧ не бывает, – говорит Игорь Распутин. – Это всё равно что машинисту на запрещающий сигнал светофора проехать.<br />
<br />
Тут серьёзные люди: средний стаж по дистанции 7–10 лет, наставничество, инструктажи по каждому виду работ, контроль командиров. Ну и, конечно же, не без того – глаз да глаз общественных ревизоров. <br />
Владимир Палагутин. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31