В детстве он мечтал стать певцом, а судьба предназначила ему быть талантливым журналистом.

С известным в Бурятии летописцем БАМа, почётным гражданином города Северобайкальска Владимиром Островским мы знакомы сто лет. Образно говоря, давно уже едем «в одном вагоне»: проживаем в городе железнодорожников на берегу Байкала, много лет работали вместе в одной газете и поныне часто пересекаемся на улицах нашей славной «северной столицы» Бурятии.

"/> Жизнь – как песня | Восточно-Сибирский путь | Газета от 20111202 | 14 полоса
21 октября 2020 01:44

21 октября 2020 01:44

Жизнь – как песня

В детстве он мечтал стать певцом, а судьба предназначила ему быть талантливым журналистом.

С известным в Бурятии летописцем БАМа, почётным гражданином города Северобайкальска Владимиром Островским мы знакомы сто лет. Образно говоря, давно уже едем «в одном вагоне»: проживаем в городе железнодорожников на берегу Байкала, много лет работали вместе в одной газете и поныне часто пересекаемся на улицах нашей славной «северной столицы» Бурятии.

В детстве он мечтал стать певцом, а судьба предназначила ему быть талантливым журналистом.<br />
<br />
С известным в Бурятии летописцем БАМа, почётным гражданином города Северобайкальска Владимиром Островским мы знакомы сто лет. Образно говоря, давно уже едем «в одном вагоне»: проживаем в городе железнодорожников на берегу Байкала, много лет работали вместе в одной газете и поныне часто пересекаемся на улицах нашей славной «северной столицы» Бурятии.<br />
<br />
В этот раз мы встретились на вокзале станции Северобайкальск: Владимир Васильевич с супругой Натальей Борисовной вернулись домой с отдыха на алтайском курорте «Белокуриха». Посвежевший, помолодевший аксакал бурятской журналистики (ни за что не дашь 77 лет!) с присущим ему искромётным юмором рассказывает о пребывании на термальных водах, всякого рода дорожных приключениях, о душевной заботе и внимании проводников пассажирского вагона. <br />
<br />
А мне невольно вспоминается один давний забавный эпизод: однажды проходили мы всей редакцией «Северного Байкала» медосмотр. Дело это, как известно, тягомотное, народ уже приуныл в очередях, и тут наш боевой редактор Владимир Островский изрядно повеселил нас. Выходит из кабинета терапевта и, улыбаясь, говорит: <br />
<br />
– Ну, ребята, крепитесь: доктора мне написали, что я умер…<br />
<br />
Смотрим его «бегунок» – и точно: напротив графы «давление» запись: «умер.» (то есть врач, видимо, сократил слово «умеренное»). Долго же мы тогда хохотали… А потом наши типографские девчата, знатоки самых разных примет и поверий, вынесли свой вердикт: «Значит, Владимир Васильевич, будете жить долго и счастливо»…<br />
<br />
Особая статья – замечательные вокальные данные нашего редактора: бывало, на каком-либо «корпоративе» как затянет густым своим колоритным басом русскую народную песню – ну чистый Шаляпин!<br />
<br />
В своё время, в далекой юности, наш герой даже поступил в Улан-Удэнское музыкальное училище на вокальное отделение. Но родня отговорила его от этой стези: мол, что это за профессия такая – песенки петь да со сцены кланяться? Дескать, поступай-ка ты, брат, в Кяхтинский сельхозтехникум на топографа-геодезиста – вот это чисто мужская и востребованная профессия. Внял тогда юный Владимир советам родни, в 1955 году окончил вышеупомянутое учебное заведение и отбыл по распределению в Приморье. Там, в уссурийской тайге, по отрогам Сихотэ-Алиня и прочим арсеньевским местам в составе полевой изыскательской партии проводил он топографическую съёмку местности.<br />
<br />
Срочную службу прошёл там же, в ПВО. После молодой воин решил поступить в Ленинградское высшее военно-морское училище. Успешно сдал все экзамены, но вышла закавыка: он был комсомольцем, а зачисляли только кандидатов в члены партии. В итоге он всё же поступил, но в другое учебное заведение – Ташкентское танковое училище. Но толком послужить ему так и не пришлось: началось большое сокращение армии, а тут ещё и мать тяжело заболела... <br />
<br />
Со временем, получив диплом инженера-строителя, он принял активное участие во многих масштабных улан-удэнских стройках: возводил телецентр, стекольный завод, фабрику первичной обработки шерсти (ПОШ), домостроительный комбинат. И... ушёл по приглашению на телевидение – заведующим отделом строительства. После окончания Хабаровской высшей партийной школы пришёл на ту же должность – но в газету «Правда Бурятии». А тут уже грянула великая стройка БАМ. В течение года Владимир Островский периодически ездил на север, освещая начало бамовской эпопеи в качестве спецкора. А затем и вовсе переселился из Улан-Удэ на БАМ – был сначала заместителем, потом стал редактором районной газеты «Северный Байкал».<br />
<br />
Трудновато, конечно, приходилось на первых порах – редакция и типография располагались во временных, приспособленных помещениях, да и штат оставлял желать лучшего: ответсекретарём трудился зоотехник, литсотрудником – бывшая уборщица…<br />
<br />
Со временем трудами и хлопотами нового редактора был решён вопрос о передислокации из Нижнеангарска в Северобайкальск – коллектив СМП-607 возвёл прекрасное двухэтажное здание для редакции и типографии, а руководство Северобайкальского отделения Байкало-Амурской железной дороги помогло с квартирами для журналистов.<br />
<br />
Много воды утекло с тех пор в Байкал. Сегодня Владимир Васильевич находится на заслуженном отдыхе. Он не только заслуженный строитель РСФСР, но и почётный гражданин Северобайкальска. В его активе также сборник стихов «Слово о маме», книга о подвигах бамовских тоннельщиков «Сквозь горы, сквозь годы», сборники «По рельсам времени приходят поезда», «Пикеты мужества».<br />
<br />
Есть уверенность: будут и новые замечательные произведения, ибо у нашего героя жизнь – как песня, есть что вспомнить и поведать юной смене. А перо по-прежнему блестящее и острое…<br />
Сергей Ринчинов. Фото автора
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31