20 октября 2020 08:42

20 октября 2020 08:42

Сибирь – земля возможностей

Одним из главных событий Байкальского экономического форума стало подписание соглашения о взаимодействии и сотрудничестве на 2012–2016 годы между ОАО «РЖД» и правительством Иркутской области.<br />
<br />
Этот документ имеет больше политическое значение, прокомментировал корреспонденту нашей газеты факт заключения соглашения в рамках БЭФа начальник ВСЖД Анатолий Краснощёк.<br />
<br />

Resize of 1-1.jpg

Одним из главных событий Байкальского экономического форума стало подписание соглашения о взаимодействии и сотрудничестве на 2012–2016 годы между ОАО «РЖД» и правительством Иркутской области.

Этот документ имеет больше политическое значение, прокомментировал корреспонденту нашей газеты факт заключения соглашения в рамках БЭФа начальник ВСЖД Анатолий Краснощёк.

– В 2008-м я уже подписывал аналогичный договор с главой региона, – пояснил руководитель дороги, – его срок истекал в нынешнем году, вот мы его и продлили. Он имеет рамочной характер, требуется ещё «шлейф» дополнительных соглашений о нашей совместной работе в различных областях.

Разумеется, программы ВСЖД по развитию инфраструктуры пассажирских перевозок и повышению безопасности в тех местах, где дорога пересекается с автомобильными и пассажирскими маршрутами, нуждаются в дополнительном закреплении обязательств сторон на бумаге. Но и сводить договор к некоему дежурному мероприятию в рамках БЭФа тоже не стоит: своеобразный сигнал партнёрам по действительному освоению значительных территорий имеет свою цену.

Что это за цена? На протяжении двух пленарных заседаний в Сибэкспоцентре десятки раз подчёркивалось: Российские железные дороги показывают, как надо работать в Сибири и на Дальнем Востоке. Открыто, эффективно, ответственно. Не раз и не два в качестве образца частно-государственного партнёрства упоминалась история прокладки Транссиба. Да, дорога строилась целиком за казённый счёт, но она открыла целую систему каналов для предпринимательской инициативы купцов и заводчиков.

На следующий день места за тем же столом заняли мэр города Иркутска Виктор Кондрашов и начальник Центральной дирекции железнодорожных вокзалов Сергей Абрамов. Они подписали соглашение о сотрудничестве в области обустройства и развития территории, прилегающей к железнодорожному вокзалу станции Иркутск-Пассажирский. После церемонии все прошли к экспозиции РЖД на выставку «Сибирь – земля возможностей, Иркутск – точка опоры». Остановились у макета будущего иркутского вокзала. Генеральные директоры институтов «Гипродор» и «Иркутскжелдорпроект» Михаил Грудинин и Анатолий Дьяченко пояснили градоначальнику порядок действий на отданном в распоряжение железнодорожников земельном участке: терминально-складской комплекс сегодня будет открыт, потом переделываем здание нынешнего зала пригородного в зал для пассажиров поездов дальнего следования, а дачникам отводим место в районе нынешних касс продажи билетов на проходящие поезда. В первую очередь войдут и переходы: подземные к поездам и надземный – к Ангаре...

Resize of 4-1.jpg

Когда виртуальная экскурсия по макету будущего мультитранспортного комплекса закончилась и руководитель института – разработчика проекта Михаил Грудинин получил на руки спецвыпуск нашей газеты к 120-летию Транссиба, он, иркутянин по рождению, охнул от снимка на обложке: «Надо же! Кругобайкалка! У меня прадед её строил!». То был знак: нынешний форум всё-таки особенный. Желание изменить складывающуюся на Дальнем Востоке и в Сибири ситуацию просматривалось едва ли не у всех участников. Хотя некоторые родимые пятна БЭФа остались всё-таки при нём.

КПД

парламентского туризма

Нечаянный единомышленник появился нынче у тех, кто скептически относится к необходимости ежегодного проведения Байкальского экономического форума. «Честно скажу, парламентский туризм здесь имеет место быть», – резанул, открывая одно из пленарных заседаний заместитель председателя Совета Федерации РФ Александр Торшин. Чтобы толку от заседаний было больше, вице-спикер верхней палаты предложил создать постоянно действующую комиссию в Совете Федерации, «которая будет мониторить, как решения, принятые на БЭФе, претворяются в жизнь».

Чуть позже, на приёме в архитектурно-историческом комплексе «Тальцы», один из читателей нашей газеты признался: «Я не пропустил ни одного БЭФа. С тем, что здесь говорят, не спорю. Но результат-то какой? Сами знаете».

Это сказал генеральный директор сельскохозяйственного кооператива «Усольский свинокомплекс» Илья Сумароков. Но слова человека, дела которого не расходятся с заявлениями, приводятся не для того, чтобы заронить ещё большие зёрна сомнения в умы наших читателей. Напротив: никто из участников БЭФ-7 не носил в нагрудном кармане розовых очков. Все понимают, что пока заявления и дела идут если не параллельно, то по касательной с реальной жизнью. Народ сибирский хорошо видит, где приоритеты словесные расходятся с приоритетами государственной казны.

Resize of 4-2.jpg

Resize of 4-3.jpg

Пленники «пленарки»

– А с чего вы взяли, что для страны так уж важно развитие Сибири и Дальнего Востока? – спросил на правах ведущего дискуссию глава медиахолдинга «Эксперт» Валерий Фадеев генерального директора Байкальской горной компании Андрея Варичева.

Со стороны этот вопрос мог показаться издевательским. БГК уже на этапе покупки лицензий и первоначальных проектно-изыскательских работ выплатила в бюджеты разных уровней 600 млн руб. И губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин несколькими часами ранее высказался в том смысле, что одну занозу из сердца выкинул: «К нам наконец-то пришёл инвестор, в серьёзности намерений которого мы не сомневаемся. Мы, короче, довольны». Медный Удокан, угольный Апсат и Чинейское месторождение полиметаллических руд теперь в хороших руках. Вот и не понял Андрей Варичев подковырки Валерия Фадеева, чьи серьёзные комментарии мы знаем по передачам федеральных каналов.

– В начале двухтысячных, – зашёл с другого конца Фадеев, – государство осознало важность социальной составляющей федерального бюджета, и расходы по этой графе резко увеличились. А вы с чего взяли, что для государства так уж важно?..

– Дорогу осилит идущий, – отбился глава БГК.

Между тем модератор поднял вопрос о сопоставимости затрат на развитие сибирских и дальневосточных регионов с инвестициями из государственной казны, которые имеют «субъекты» в европейской части страны.

Что у нас с цифрами? На реализацию программы «Экономическое и социальное развитие Дальнего Востока и Забайкалья на период до 2013 года» в этом году из федерального бюджета будет выделено 36,2 млрд руб. Ещё 54 млрд руб. ожидаются в следующие два года. Эти суммы привёл в своём докладе министр регионального развития РФ Виктор Басаргин. По сравнению с затратами на Олимпиаду это смех, а не деньги. Надо же прямо говорить: не успеем влиться в АТР сегодня – опоздаем навсегда. Экономики стран Азиатско-Тихоокеанского региона растут, а у нас регионы серьёзно недорабатывают в плане улучшения инвестиционного климата.

Что значит «недорабатывают»? Виктор Басаргин пояснил: «Инвестиционная активность в Байкальском регионе ниже, чем в среднем по России...»

Министр привёл в качестве доказательства так называемые рейтинги комплексного развития. Это баловство статистическое якобы свидетельствует: большая часть субъектов Байкальского региона занимает места с 60-го по 80-е, да при этом они ещё и «сдают свои позиции». Хотя куда кому чего сдавать на 80-м месте? «Здесь, – обвёл взглядом зал заседаний министр, – не всегда есть вина федерального центра. – Основной рост в регионах достигнут за счёт федеральных вложений. Их доля уже составляет 19% от общего объёма инвестиций».

Коренники

и пристяжные

19 процентов – это, поди, было бы в самый раз, если бы речь шла о проторенных каналах сотрудничества с Востоком. Но сейчас этого нет. Спросить бы сегодня Александра III: о скольких %% думал он, замышляя Транссиб? Не о 19 ли?

– На юго-востоке Забайкальского края реализуется проект по освоению ресурсов, идёт строительство новой железной дороги и проектирование горно-обогатительных комбинатов, – заявил Виктор Басаргин. – Государство выполняет свои обязательства в полном объёме, в то время как инвестор проекта – «Норильский никель» – постоянно сокращает объёмы принятых на себя обязательств. Строительство железной дороги профинансировано менее чем на 30%. Возникает вопрос к инвесторам: где обещанные в этом году деньги?

А вот выступает губернатор Забайкальского края Равиль Гениатулин. Да, есть у него вопросы к «Норникелю». Но не в этом главная беда. Главное – что деньги на железнодорожную часть проекта «Нарын – Лугокан» поступают под занавес строительного сезона. Не может глава ООО «Инж- трансстрой» Ефим Басин осваивать их, если на носу зима.

Глава Минрегиона ответил незамедлительно:

– Если снижаются инвестиции от частного инвестора, то государство вынуждено также придерживать свои деньги.

Не здесь ли, в дебрях нашего бюджетного законодательства, тонет всё – от романтической идеи до экономически выверенного инженерного проекта?

Снова

идём к Амуру

А ещё губернатор Забайкалья предложил вернуться к первоначальному советскому проекту БАМа. Если, мол, реализуем его, годовой грузооборот сразу подскочит с 8–11 до 20 млн тонн.

Золотые слова. Но одно не так в этом предложении. Ориентироваться надо уже на 90 млн. Соответственно, будет иной порядок чисел, касающихся инвестиций. Об этом говорил после подписания соглашения с Иркутской областью старший вице-президент ОАО «Российские железные дороги» Валерий Решетников.

Ещё перед этим заместитель экономического развития Олег Фомичёв сознался: вовсе не факт, что заявленные в инвестиционных программах проекты будут воплощаться один к одному: их суммарная стоимость уже сейчас превышает возможности государственной казны. Будем, сказал, «прореживать» – как слишком часто посаженную репу.

Но есть государственные обязательства. Есть двусторонние договоры и федеральные целевые программы, которые предполагают определённый порядок поставки – по железной дороге. Чтобы вывезти весь этот воз, надо в разы наращивать объём перевозок.

И вот тут на сцене появился неожиданный, но благожелательный свидетель: выступил президент компании «En+Group» Олег Дерипаска. Выступил и намекнул: если РЖД способны выделить на реконстукцию БАМа три с половиной миллиарда долларов, а там надо под 60, то кто должен помочь им в этом?

Другой вопрос: нужны ли РЖД такие «попутчики», которые свои проблемы научились решать за казённый счёт? У корпорации всё-таки совсем иное видение того, откуда придут деньги для действительно отечественных проектов.

– Для увеличения источников средств на приобретение инфраструктурных облигаций может быть задействован потенциал внутреннего рублёвого рынка, в частности средств добровольных пенсионных накоплений граждан, – начал с главного Валерий Решетников.

Как показывают расчёты РЖД относительно поступлений в федеральный бюджет от проектов развития железнодорожной инфраструктуры, проекты эти обеспечат возврат в бюджет вложенных в уставной капитал ОАО «РЖД» средств за 10 лет.

– Это очень хорошие показатели для инфраструктурных проектов, – отметил старший вице-президент РЖД. – Сравните это с окупаемостью инвестиций в инфраструктуру для самой компании. При существующих тарифах срок превышает 20 лет.

Пасьянс без

готового ответа

Все Байкальские экономические форумы заканчивались практически одним и тем же выводом: всё самое ценное – в особую папку, папку – в работу комитетов Совфеда, из Совфеда – в законодательные акты на пользу Сибири и Дальнего Востока. Всё с точностью на 100% было и нынче. Но результат обеспечивает не раскладка по папкам, а настрой.

Настрой нынешнего форума: за сказанное – отвечай. Или вы говорили правду, или перемудрили, то есть – соврали.

Или-или. Только так. Дорогостоящая болтовня выходит из моды.

Resize of 5-1.jpg

Владимир Медведев (фото Владимира Кузьмищева)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
      1 2 3 4
5 6 7 8 9 10 11
12 13 14 15 16 17 18
19 20 21 22 23 24 25
26 27 28 29 30 31