01 ноября 2020 00:43

01 ноября 2020 00:43

Отчий дом – начало начал...

Супруги Смолины из Нижнеудинска воспитывают 13 детей.
Будь сейчас живы родители 39-летнего составителя поездов ВЧДР Андрея Смолина, они бы, наверное, испытали чувство гордости за сына. Человек крепко стоит на ногах, пользуется уважением в коллективе, и дома у него лад – обзавёлся самой, пожалуй, большой семьёй в городе Нижнеудинске.

Не удалось собрать вместе всю семьюСупруги Смолины из Нижнеудинска воспитывают 13 детей.

Будь сейчас живы родители 39-летнего составителя поездов ВЧДР Андрея Смолина, они бы, наверное, испытали чувство гордости за сына. Человек крепко стоит на ногах, пользуется уважением в коллективе, и дома у него лад – обзавёлся самой, пожалуй, большой семьёй в городе Нижнеудинске.

 

А ведь в юные годы у парнишки всё пошло наперекосяк, и мать (отец уже умер) пролила немало горьких слёз при мысли о судьбе единственного наследника. После окончания восьми классов он, не желая сидеть на шее у матери, поехал в Ангарск учиться на электрика.

Тамара Владимировна перечить не стала, наоборот, была довольна – сын проявляет самостоятельность, не держится за материнский подол. Есть в кого: и дед Дмитрий Васильевич Смолин, и отец Николай Дмитриевич тоже долго не сидели на родительских харчах.

Но когда из Ангарска поступила печальная весть, мать схватилась за сердце. Андрей попал в какую-то подозрительную компанию, ввязался в драку чуть ли не с поножовщиной и вместе с другими подростками угодил под суд. Благо срок по малолетству дали небольшой, и через три года он вышел на свободу.

 

Тамара Владимировна боялась, как бы сын и дальше не покатился по наклонной плоскости. К счастью, обошлось. Видимо, горький урок пошёл на пользу. И трудовая терапия тоже – находясь за решёткой, ребята не били баклуши, делали электропроводку, в том числе, как им сказали, для освещения Северомуйского тоннеля.

Вернувшись домой, Андрей сразу устроился на работу – грузчиком в отдел рабочего снабжения Тайшетского отделения дороги. Здесь и приглядел себе будущую невесту Елену, недавно окончившую курсы продавцов. Два с лишним года ухаживал за девушкой, пока не осмелился предложить ей руку и сердце. В 1994 году состоялась свадьба. В том же году у них родился сын, которому дали имя папы.

 

Едва успели молодожёны порадоваться прибавлению в семье, как у первенца обнаружили церебральный паралич. Врачи сообщили, что не в силах помочь ребёнку, правда, тут же посоветовали показать его знаменитому доктору Дикулю, спасшему от страшной болезни сотни детей, прикованных к постели. Мир не без добрых людей – помогли собрать денег в дальний путь. Однако поездка на Украину окончилась безрезультатно.

Погоревали Смолины, однако руки не опустили, следуя поговорке «Бог терпел и нам велел». А через год у них родился второй сын, спустя три года у Андрея и Максима (так назвали второго мальчика) появился брат Коля, после него – Саша, а потом настал черёд появления на свет шести дочерей – Кати, Кристины, Даши, Юли, Ларисы и Вики, сына Никиты, и снова дочерей Насти и Валерии (последней недавно исполнилось пять месяцев). Таким образом, сейчас в семье железнодорожника насчитывается тринадцать детей. Больного первенца родители оставили при себе, несмотря на убеждения работников социальной службы отправить в приют для инвалидов.

 

– Андрюшка, видимо, был послан нам на испытание, – заметил Андрей Николаевич. – А своя ноша, какой бы тяжёлой она ни была, не тянет...

В разговоре с супругами Смолиными, состоявшемся у них дома, я не удержался и спросил, не думают ли они в будущем ещё завести малыша.

– Мы не против, я в многодетной семье выросла, – улыбнулась в ответ Елена Николаевна. – Но не при наших квадратных метрах...

«Хоромам» Смолиных и впрямь не позавидуешь. Они ютятся в небольшом для такого огромного семейства частном доме, разделённом на три комнатки, где при всём желании не разгуляешься. Выручает стоящая во дворе приспособленная под кухню маленькая избушка, построенная хозяином дома с помощью брата жены Андрея Дементьева, работающего слесарем в том же ремонтном вагонном депо.

 

Впрочем, на вынужденные неудобства супруги не жалуются: живут в тесноте, зато не в обиде. И ребятишки не ропщут, стенкой держатся. Понимают, всем вместе любое дело по плечу. А хлопот у каждого из старших детей полон рот. Особенно летом, когда приходится и за приусадебным участком ухаживать, и растить картофель и овощи, и сено косить для коровы Фени.

– Никуда не обращались по поводу улучшения жилищных условий? – спросил я Андрея Николаевича.

 

– Это при советской власти государство проявляло заботу о многодетных семьях, – ответил он. – А сегодня бесполезно обращаться, хоть и прожужжали все уши о тяжёлой демографической ситуации в стране. Недавно вот повысили пособие по уходу за ребёнком – аж на 78 рублей на 13 детей... Пошёл как-то просить материальную помощь в отдел социальной защиты, так там потребовали справки, за которые надо заплатить несколько тысяч рублей... Вместо поддержки – поборы.

Дом, где живут Смолины, расположен на улице, носящей имя Героя Советского Союза Максима Петина, рота которого первой форсировала реку Одер. Истекая кровью, нижнеудинский железнодорожник наверняка мечтал о счастье для своих земляков. Но вряд ли он видел его в таком свете, в каком оно предстало перед нынешним поколением.

Константин Житов (фото автора)
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30